понедельник, 17 декабря 2018 г.

Антисемитизм в Европе процветает. И не только в Европе

Предупреждение: описание антисемитизма и насилия
По материалу: The New York Times
Статья Бари Вэйс
(Новый опрос CNN показывает, что каждый четвертый европеец является антисемитом)
(На фото - ультра-правые участники марша в Берлине, которые прошли к Рейхстагу, отмечая 80-летие еврейского погрома под названием "Хрустальная ночь", который послужил началом Холокоста. Источник: Credit Credit Omer Messinger/EPA, Shutterstock)


Париж. Тулуза. Мальмё. Копенгаген. Брюссель. Берлин.

Большинство людей считает, что эти города прекрасны, и, возможно, вы с радостью бы поехали туда на каникулы. Но для евреев все не так просто. Ведь эти города полны ненависти к ним.

Для нас Париж - это не только вкусная выпечка и бри, а еще и убийство пережившей Холокост пожилой женщины, которое произошло в этом году. Эта женщина была убита в собственной квартире. Париж - это еще и жестокое нападение на супермаркет с кошерными продуктами, которое произошло в 2015-м, и в котором погибло четыре человека.

Тулуз для нас - место, где в 2012 было совершено нападение на еврейскую школу - убили трех детей и их учительницу.

При слове "Мальмё" мы думаем не только о шведском побережье. Мы думаем об огненных бомбах, которые заложили в часовне на еврейском кладбище. А как насчет Копенгагена? В этом городе в 2015-м застрелили 37-летнего еврейского экономиста и охранника-волонтера, когда он охранял главную городскую синагогу во время проведения там церемонии бат-мицвы (празднования в честь религиозного "совершеннолетия" 12-летней девочки – прим.пер.).
Кстати, идея о том, что синагоги надо охранять с оружием в руках, давно уже не вызывает у нас содрогания.

В 2014-м году в Брюсселе в еврейском музее были убиты четыре человека.
Современный Берлин ассоциируется у нас с новостями о том, как людей убивают и преследуют за великий "грех" ношения кипы или разговора на иврите.

И это не говоря об атаках, которые не наносят физического урона людям, и которые просто невозможно посчитать. Осквернение кладбищ. Свастика, нарисованная на школах и синагогах. Крики: "свиньи" и "обезьяны" в адрес евреев на анти-израильских мероприятиях.



Недавний опрос CNN поразил многих американцев - и заодно подтвердил то, что многие евреи "в теме" и без того уже знали о Европе.

Итак, не прошло и 74-х лет с момента окончания Холокоста, а треть респондентов ответили, что знают о Холокосте очень мало, или вообще о нем ничего не знают.

Исследование, в ходе которого было опрошено более 7000 человек из разных регионов Австрии, Франции, Германии, Великобритании, Венгрии, Польши и Швеции, проявили не только невежество. Многие из них оказались явными антисемитскими фанатиками.

Почти четверть опрошенных сказала, что евреи оказывают негативное влияние на войны и конфликты. Более четверти опрошенных верит, что евреи слишком влиятельны в вопросах бизнеса и финансов. Примерно каждый пятый считает, что антисемитизм является адекватной реакцией на действия евреев. Примерно треть считает, что евреи используют Холокост для продвижения своих целей. И только 54% опрошенных верит, что у Израиля есть право на существование в качестве еврейского государства.

***

Неудивительно, что в современной Европе многим евреям приходится скрывать свою идентичность.

Многие религиозные иудеи в Берлине и Париже вынуждены на публике носить бейсболки вместо кип. Только около половины евреев Голландии открыто говорят о том, что они евреи. Каждый знакомый мне французский еврей, который может себе это позволить, на всякий случай купил себе квартиру в Израиле или Монреале.



КАК ЕВРОПА ДОКАТИЛАСЬ ДО ТАКОГО?
Во многом, ситуация никогда по-настоящему и не менялась. Антисемитизм был частью европейской культуры более чем 2000 лет. Военное и послевоенное поколение, которое испытывало стыд за Холокост, сейчас уходит. Их дети и внуки менее склонны стыдиться старых предрассудков.

В книге «Антисемитизм здесь и сейчас» (которая скоро увидит свет), ученая Дебора Липштадт анализирует исследование явно антисемитских электронных и бумажных писем и факсов, которые в течение предыдущего десятилетия - до 2013 года - присылались в Израильское Посольство и в Центральный еврейский совет Германии (Central Council of Jews in Germany). Исследование показало, что 60% сообщений «были написаны образованными немцами среднего класса, в том числе юристами, учеными, врачами, священниками, профессорами, а также школьниками, студентами колледжей и университетов». Еще более примечательно то, что большинство авторов указали в письмах свои имена и обратные адреса.

Важно заметить, что фанатизм оказывает влияние на ход выборов.
Лидер третьей по величине партии Германии, The Alternative für Deutschland, назвал нацистов просто "небольшим недоразумением в славной истории Германии". Партия "национальное объединение" (The National Front in France), - которая была основана человеком, который сказал, что газовые камеры были "всего лишь деталью истории Второй Мировой", - получила 33.9% голосов на последних президентских выборах. Партия свободы в Австрии (The Freedom Party in Austria), основанная бывшими нацистами, на данный момент является частью правящей коалиции. И это не говоря о подъеме консервативной партии "Закон и Справедливость" в Польше и ультра-правой неонацистской "Золотой Зари" в Греции. Все подобные изменения явно поддерживают местные антисемиты.

Но история европейского антисемитизма - это не просто история возрождения местных неофашистских правых движений.

Огромное количество физического насилия по отношению к евреям Европы совершают радикальные мусульманские фанатики. Инциденты, перечисленные в начале этой статьи, были совершены не ультраправыми головорезами, а исламистами, большинство из которых были молодыми людьми, и некоторые из них переехали в Европу из других стран.

А теперь добавим третий ингредиент к этому яду: моду на антисемитизм среди ультра-левых, которые любят маскировать этот антисемитизм под "анти-расизм" и "анти-сионизм".

Ни один политический лидер Европы не является лучшим воплощением этих настроений, чем лидер британской Лейбористской Партии Джереми Корбин, который почтил мемориал палестинских террористов, устроивших бойню на Олимпийских играх в Мюнхене 1972 года; возражал против разрушения уличной фрески с изображением деспотичных карикатурных еврейских банкиров с крючковатыми носами; более десяти лет участвовал в деятельности группы под названием «Deir Yassin Remembered», возглавляемой отрицателем Холокоста; публично защищал Стивена Сизера, священника с ярыми антисемитскими взглядами; приглашал на парламентское чаепитие проповедника-исламиста, который верит в "кровавый навет" - в то, что евреи используют кровь не-евреев для своих религиозных ритуалов. И так далее.

Но при этом он категорически отрицает, что является антисемитом, потому что он якобы посвятил свою жизнь "борьбе с любыми формами расизма".

Но при этом важно осознавать, что антисемитизм является не просто одним из видов нетерпимости. Ведь зачастую он основан на теориях заговора, согласно которым евреи виноваты во всех бедах мира. В то время как расисты обычно ощущают себя людьми, гордо охраняющими свои границы и бьющими "неполноценных", антисемиты вдобавок к этому чувствуют себя бунтарями и спасителями мира.

Как очень точно подметил израильский писатель Йосси Кляйн Халеви: "Антисемитизм превращает евреев в символ и источник того, что в этом обществе считается самым отвратительным".
Например, в коммунистических антисемитских государствах евреев считали воплощением капитализма. В нацистской Германии евреи считались осквернителями белой расы. А для мистера Корбина и его левых приспешников Израиль - да и евреи, как нация в целом - является последним оплотом белого расистского колониализма.

Европейские евреи вынуждены бороться с настоящим трехглавым драконом.
 - Во-первых, с физическим страхом нападения - особенно со стороны молодых мусульманских парней, и этот страх приводит к тому, что многие иудеи вынуждены скрывать свою религиозную идентичность.
 - Во-вторых, с моральной напряженностью из-за постоянного риска "идеологического" осуждения, который исходит от ультра (и мейнстримных – прим.пер.) левых, и заставляет по крайней мере некоторых евреев преуменьшать то, насколько они симпатизируют Израилю.
 - И, наконец, есть страх перед политическим возрождением фашизма, который может вызывать некоторый когнитивный диссонанс, например, потому, что некоторые Европейские нео-фашисты выражают свою симпатию к Израилю и евреям, но при этом проявляют открытую враждебность по отношению к мусульманам (В США и на пост-советском пространстве дела среди "прогрессивных" неофашистов обстоят с точностью до наоборот - они зачастую ярые антисемиты и антисионисты, но при этом благосклонно относятся к мусульманам - что не менее абсурдно, чем упомянутый в статье "европейский" вариант. – прим. пер.).

Теперь эти три вида фанатизма начинают проявляться и на этой стороне Атлантики, то есть, здесь, в США.


Самая серьезная угроза исходит от крайне-правых консерваторов. Имеется в виду антисемитизм на расистском марше в Шарлоттсвилле, штат Вирджиния, одним из лозунгов которого было "евреям нас не заменить"; убийство в синагоге «Древо жизни» в Питтсбурге, совершенное человеком, выступавшим против глобализации и "жидовского паразитического влияния"; антисемитизм конгрессмена Стива Кинга из Айовы; альт-райт ресурсы; высказывания некоторых сторонников Дональда Трампа.

В США исламиз является гораздо меньшей угрозой, чем в Европе - у нас, вопреки тому, что говорит наш президент, - нет "караванов террористов, пересекающих наши границы". Да, есть американцы-мусульмане, которые фанатично ненавидят Израиль. Один из них устроил стрельбу в Еврейском центре в Сиэттле в 2006 году, ранив пятерых и убив одного человека. Четверо из таких фанатиков были арестованы в ходе расследования их плана по закладыванию бомбы в Бронксовской синагоге в 2009 году. В 2016 году ФБР арестовало новообращенного мусульманского фанатика, который планировал взорвать синагогу во Флориде. И совсем недавно иммигрант из Сомали, Мохамед Мохамед Абди, пытался задавить своей машиной людей, выходящих из синагоги в Лос-Анжелесе, выкрикивая при этом антисемитские ругательства.

Наконец, есть ненависть со стороны левых, которую они маскируют под продвижение прогрессивных идей. Это и (возможно) ненамеренный антисемитизм профессоров колледжей, которые из-за антисионистских настроений отказываются писать рекомендательные письма для студентов, которые хотят учиться в Израиле; или которые борются с совместными программами обучения с Израильскими университетами, но при этом не подвергают таким же санкциям, к примеру, Россию или Китай. Или ситуации, когда люди закрывают глаза на явно фанатичные высказывания, вроде комментария новой конгрессвумен от Миннесоты, Ильхан Омар, которая в 2012 году написала в Твиттере: «Израиль загипнотизировал мир, так пусть Аллах пробудит людей, и поможет им узреть злодеяния Израиля» - потому что ей, цветной мусульманке, совершившей такой прорыв и добившейся такого высокого поста, якобы надо прощать подобные вещи.

Из-за исторических, культурных и политических причин мы, евреи, более склонны замечать антисемитизм ультра-правых - и склонны симпатизировать своим прогрессивным союзникам, даже когда они нас атакуют. Но дело еще и в том, что когда евреи указывают на то, что опасность представляют не только ультра-правые фанатики, а еще и левые, и исламисты - подобные заявления часто обесценивают, характеризуя как "основанные на повышенной чувствительности" и даже как "истеричные", или обвиняют нас в том, что мы "демонизируем адекватную критику Израиля".

Но это нонсенс. Ведь те же самые аргументы использовались против европейских евреев, когда те начали говорить о растущем антисемитизме. А теперь посмотрите, к чему это привело!

Посмотрите, в каком положении они находятся сейчас.


(Об авторе - Бари Вэйс (@bariweiss) - штатный редактор и писатель для раздела мнений в The New York Times)

____
На русский язык переведено специально для проекта Пересечения. Название статьи намеренно изменено переводчиком.