пятница, 21 сентября 2018 г.

Отрицая право детей на публичное пространство: растущая общественная проблема

Источник: The Youth Rights Blog
 Автор: Кейтлин Николь О'Нил




(На фото – девочка гуляет с собакой) 

Недавно в СМИ рассказывали о юной восьмилетней леди, чья мать позвонила в полицию, после чего началось расследование Департамента по делам семьи и детей (Department of Children and Family Services) и все из-за того, что чудаковатый сосед придрался к тому, что несовершеннолетняя гуляет со своей собакой в своем же пригородном дворе. Для того, чтобы «очистить свое имя», мать, в конечном счете, была вынуждена нанять адвоката, и хотя дело решилось менее чем за две недели, она была очень обеспокоена, возмущена и травмирована этим инцидентом, что довольно понятно. Она сказала репортерам, что она редко оставляет своих детей без надзора, и из-за этого инцидента она испытывает стыд, считая себя «плохой матерью».

Прежде всего, конечно, мое сердце очень болит за эту женщину, которая не делала ничего плохого, но была вынуждена иметь дело с лавиной юридических преследований по отношению к ее семье. Я искренне хочу, чтобы человек, который превратил жизнь этой семьи в кошмар, был так же публично опозорен, как позорят тех людей, которые звонят в полицию при виде афроамериканца, который просто занимается своими делами, не делая ничего плохого, просто потому что он черный. Но после этого хочу заметить, что в том, как СМИ расставляют акценты, есть кое-что проблематичное – в центре этой истории оказываются проблемы мамы, а не более глобальная проблема, связанная с ее проблемой – тот факт, что в американском обществе молодым людям не дают быть частью публичного пространства.



Аргументы, которые приводятся для того, чтобы вводить ограничения, мешающие молодым людям занимать публичное пространство, как правило, различаются в зависимости от возраста молодого человека и того, в какое именно публичное пространство не хотят допускать этого молодого человека. Когда речь заходит об очень юных несовершеннолетних (таких, как героиня этой истории - Дороти Виден, восьмилетняя юная леди, которая выгуливала своего милого пуделька), то желание сегрегировать молодых людей от остальной части общества рационализируют с помощью аргументов о безопасности, которые направлены не против тех, против кого они должны быть направлены. Мы считаем, что если детей не контролировать, они точно причинят вред себе и окружающим, или что им навредят люди с не очень хорошими намерениями. И это несмотря на то, что преступлений против детей было меньше, когда «неконтролируемые дети» были частью городской, сельской и пригородной жизни. Как писали такие активисты второй волны феминизма 1970-х (во времена, когда у детей было больше свободы, чем сейчас) как Суламифь Файерстон, Ричард Фарсон и Джон Голт, призывы к женщинам целиком посвятить себя материнству и постоянному контролю за детьми гораздо сильнее укоренены в сексизме, чем в заботе о благополучии детей. Те, кто впоследствии писал о культуре повседневного насилия и моральной сексуальной панике в 1980-х (например, Ричард Бек и Роджер Н. Ланкастер) также отметили, что эта современная «охота на ведьм» началась в значительной степени из-за растущей озабоченности общества тем, что многие женщины стали работать вне дома и оставлять детей на попечение других людей. То есть, в основе этого феномена лежит не реакция на реальную опасность и риск, которым могут подвергаться молодые люди, а сексистские представления о том, что женское «предназначение» – сидеть дома и заботиться о детях, и что женщины сами не могут занимать публичное пространство, потому что они постоянно должны следить за детьми.

Однако, несмотря на то, что в США женщины продолжают страдать от этих проблематичных стереотипов, чаще всего жертвами основанных на них законов, практик и социальных норм становятся молодые люди. Фактически, существующая в культуре тревога по отношению к растущему уровню независимости женщин, и их отдаленности от домашнего очага, выражается не так прямо, потому что не так много людей сейчас чувствуют себя удобно, открыто заявляя, что женщина всегда должна сидеть дома, следить за детьми и заботится о муже. Но при этом считается совершенно нормальным заявлять, что дети должны постоянно находиться под контролем. Что молодые люди никогда не должны оставаться без присмотра взрослых. Необходимо ввести комендантский час, чтобы подростки не могли выходить на улицу после наступления темноты. Предоставление несовершеннолетним свободы посещения публичных мест должно быть криминализовано. Даже находящиеся под контролем молодые люди должны оставаться вне некоторых публичных мест просто потому, что другие люди не хотят их там видеть. Мы, как общество, все чаще и чаще говорим о том, что взрослые, у которых нет детей, должны видеть детей как можно реже, и что при этом дети никогда не должны быть предоставлены сами себе. Хотя сексизм подпитывает значительную часть этих тенденций, эйджизм, направленный против молодых людей, раздувает это пламя еще больше. И, в конечном счете, в этой ситуации больше всего проигрывает именно молодежь.