четверг, 26 июля 2018 г.

Айман Экфорд: «Коллективизм и индивидуализм в активизме»


Занимаясь активизмом, я заметила два основных подхода.

1) Коллективистский подход (иногда его называют «левым» подходом или «культурным марксизмом»).
Люди рассматривают борьбу за права меньшинства как борьбу за права группы. Им важно воспринимать общество с позиции динамики власти между угнетенными и угнетающими группами. При этом для них отношения между этими группами всегда являются строго вертикальными, угнетенная группа практически всегда права, а угнетающая — не права, зачастую просто потому, что обладает большей силой. Часто «сила» для них является синонимом «угнетения».
Если рассматривается право меньшинств на самооборону, то оно зачастую рассматривается как естественный результат социального или классового неравенства.
Для людей с таким подходом обычно очень важны «коллективные права», «коллективная идентичность» и «коллективная гордость». Чаще всего они ставят своей целью закрепление дискриминируемой идентичности, создание особого образа чернокожих/геев/трансгендеров/аутистов и т. п.
Обычно чаще говорят о социальной справедливости и социальном равенстве, чем о правах.

2) Индивидуалистический подход (иногда его называют «либеральным» или «либертарианским» подходом).
Люди рассматривают дискриминацию представителя стигматизированной группы, прежде всего, как дискриминацию личности. То есть, для них отвратительным кажется не то, что ГРУППА угнетена, а то, что к отдельной ЛИЧНОСТИ относятся плохо из-за ее принадлежности к какой-то группе, переставая видеть в ней личность. Для них динамика власти между разными группами является помехой, потому что она мешает отдельным людям реализовать себя. При этом сила для них является скорее не признаком неправоты, а обычно рассматривается как цель для менее привилегированной группы. Обычно люди с этим подходом стремятся к уничтожению «группового» восприятия и к мирному сосуществованию представителей различных групп в мире, где особенности, не причиняющие вред окружающим людям, не являются причиной дискриминации. Если эти активисты и говорят о правах меньшинств, то делают это вынуждено, ради развенчивания стереотипов об этом меньшинстве, которые существуют в обществе вопреки их желаниям.
Если рассматривается право меньшинств на самооборону, то оно рассматривается, как право каждого конкретного представителя меньшинства защищать свою жизнь из личных интересов (т. е. это не право МЕНЬШИНСТВА на самооборону, а совокупность прав КАЖДОГО представителя меньшинства на самооборону).
Для людей с этим подходом очень важны индивидуальные права, права отдельного человека и гражданина.
Обычно говорят о правах чаще, чем о социальной справедливости, и практически никогда не говорят о социальном равенстве.


Я отношусь ко второй категории активистов, большинство моих союзников — к первой. Но возможны и другие, промежуточные или менее распространенные варианты.
И мой опыт активизма показывает, что подобные различия в подходе стоит обсуждать, потому что в долгосрочной перспективе он влияет на то, какой метод работы вы скорее выберете и какие цели перед собой поставите. А эта информация может быть важна вашим союзникам — если они готовы об этом говорить.