понедельник, 25 июня 2018 г.

Айман Экфорд. О цыганском погроме во Львове.

 Во Львове напали на цыганский табор, есть жертвы. Один человек убит.

Пока только один. Когда-то, когда я жила на Украине, я думала, что умру в концлагере. Не из-за ненависти окружающих к рома - я не рома, а из-за антисемитизма.

Я никому об этом не рассказывала. Не знала, как и есть ли смысл.

Взрослые мне говорили, что все нормально, что нет сильной ксенофобии, а если есть, то говорили что она есть по отношению к "русским". А сами могли запретить мне общаться с цыганской девочкой, или высказывать антисемитские шутки.

И даже речи ненависти - помню как у нас в школе оправдывали людей, устраивавших погромы, и убивавших рома и евреев во время Холокоста. (Увы я довольно хорошо знала историю, чтобы понять ЧТО нам рассказывают). И из-за того, что я частично русская, я за себя не боялась.
А вот из-за еврейства боялась. Была бы рома, тоже бы боялась.
И вот теперь в Украине убивают рома.

И всем наплевать.
Это не первый погром, не первое нападение на цыган за последнее время, но русскоязычные и украиноязычные активисты скорее будут писать про черных в США, чем про это.
На рома всем наплевать. Рома все ненавидят. Непонятно из-за чего. Ненависть пытаются оправдать стереотипами - даже правозащитники пытаются- но это обычная ксенофобия.
Я думаю об это как человек, который принадлежит к нескольким дискриминируемым меньшинствам, которые тоже ненавидят за безобидные отличия от большинства. И как человек, жена которого частично рома. По ее внешности это видно.

На улице ее часто принимают за иностранку, спрашивают, откуда она приехала. Сейчас на Украине ей было бы не безопасно. Как и мне.

Думаю, как и всем. Если в обществе настолько ненавидят какую-то группу, и всем на это наплевать, под угрозой все, любые другие группы. Все могут стать следующими. И когда тебя ненавидят за то, кто ты, от этого невозможно спастись, с тем, кто проявляет насилие невозможно договориться- это все равно что договариваться со стихийным бедствием. Поэтому такая ненависть самая опасная. В ней нет ничего рационального. И у нее есть склонность расползаться, как у раковой опухоли, перекидываться на другие группы. Если общество считает допустимым такую ненависть к ОДНОЙ группе, значит, оно считает допустимым такую НЕНАВИСТЬ как таковую.

Поэтому происходящее надо воспринимать как общую угрозу для украинского общества.