суббота, 26 мая 2018 г.

Айман Экфорд: "Феминизм, Запад и двойные стандарты"

Девушка в хиджабе гладит кота



К сожалению, широкая российская общественность очень часто не воспринимает феминистское движение всерьез, и считает его чем-то бессмысленным и «завезенным извне». Многие женщины в феминистских группах в социальных сетях рассказывают истории о том, как их родственники смеялись над «западными фемками», не подозревая о том, что их дочь или сестра разделяет подобные идеи, или как консервативные активисты обвиняли их в пропаганде «западных ценностей».

Феминистки возмущаются этой риторикой, потому что многие из них считают себя носителями русской культуры, и им неприятна ситуация, когда их заставляют выбирать между их происхождением и их взглядами. Более того, те из них, кто считает себя патриотками, часто сходятся во мнении, что счастливое, благополучное и стабильное общество возможно только тогда, когда у всех граждан есть равные возможности вне зависимости от их пола и гендера. Они не считают, что признание того, что Россия является страной, в которой у мужчин больше власти, чем у женщин, является актом непатриотизма, потому что женщины являются такими же гражданами Российской Федерации, как и мужчины. Поэтому в каком-то смысле для них борьба за права женщин является борьбой за то, чтобы Россия стала по-настоящему их страной, и это в корне противоречит доминирующим в консервативных обществах предрассудкам, и тем стереотипам, которые транслируют многие российские СМИ.



Вроде бы, все это просто и понятно. Любое государство должно существовать для людей, а не люди должны существовать для государства. Последний вариант — путь к авторитаризму, и все граждане, которые хотят чтобы их государство было по-настоящему счастливым и свободным, должны с этой тенденцией бороться. То же самое касается  любых общественных институтов. Стремление к насилию, подавлению и дискриминации вряд ли можно назвать шагом к созданию прогрессивного религиозного течения или даже благополучной семьи. И, казалось бы, сами феминистки должны понимать это лучше всего.
Но при этом в одной из тем и российские, и западные феминистки часто показывают полное непонимание этого вопроса.

Дело в том, что несмотря на то, что многие русскоязычные феминистки сами часто борются с представлениями о том, что феминизм является чем-то «западным», и что они должны быть либо русскими/украинцами/белорусами, либо феминистками, они сами начинают рассуждать как их оппоненты -конесерваторы, как только речь заходит об исламском феминизме.
Подобная проблема есть и на Западе — В США, в Канаде, и в странах Европейского Союза. Феминизм считается чем-то, ассоциирующимся с «западными ценностями» и с «западным образом жизни». Поэтому, и по-мнению многих активисток, и по-мнению многих СМИ (в том числе государственных и крупных частных телеканалов), женщина может быть либо феминисткой, либо мусульманкой — или даже либо феминисткой, либо той, кто не отрекается от своей культуры и истории. То есть, ты не можешь быть феминисткой и арабкой, но ты можешь быть феминисткой и русской. Ты не можешь быть феминисткой и мусульманкой, но ты можешь быть феминисткой и христианкой.

Это — дикие двойные стандарты, с которыми надо что-то делать. И их особенно важно преодолеть именно женщинам постсоветских стран, потому что они основаны на идеи «западности» всего феминисткого течения, а эта та самая идея, которая мешает им заниматься активизмом не меньше, чем она мешает их ближневосточным и африканским коллегиням.