суббота, 17 марта 2018 г.

Никита Бутымов: «Медкомиссия в челябинском военкомате: личный опыт "недостаточно нейроотличного" человека»

Примечание автора: у всех нейроотличных парней могут быть разные ситуации: разные нейроотличия, разные военкоматы, наличие или отсутствие следов от попыток суицида и другие факторы могут влиять на ход комиссии, поэтому у вас комиссия может проходить не так, как у меня.

Дорогие читатели и товарищи. Сегодня расскажу вам о том, как обследовался в военкомате осенью прошлого года.

Из официальных диагнозов у меня: дизартрия (задержка речи, я научился говорить только в три года), когнитивные нарушения и нарушение социальной адаптации. Также есть эпилептифорная активность (как мне говорят врачи, может развиться эпилепсия). Возможно у меня шизоидное расстройство личности или расширенный фенотип аутизма.

Из болезней, не связанных с нервной системой, у меня плохое зрение (-2,5), проблемы со спиной и плоскостопие (1-ой степени), что, в принципе, несерьезно.

Со всеми врачами, кроме психиатра, комиссия прошла нормально.

Теперь о психиатре.

Психиатр в военкоме был приличный. Я думаю, что он не эйблист. По крайней мере газлайтингом не занимается.

Я еще 2 года назад в 16 лет приходил в военкомат к психиатру. Он задавал вопросы типа, как учусь, потом: "неужели так сложно выучить закон Ома?". Я не сообразил, что ответить. По физике у меня 3. И вопросы разные по географии. У меня по ней 5. Я на несколько вопросов не ответил, он пристыдил.

Не помню, был ли это тот же психиатр. Но я вспомнил, что приду в военком и с ним надо поагрессивнее. Придумал сценарии, как с ним говорить.

Он начал спрашивать. Есть ли друзья? Как отношения в коллективе? Я спросил: "Вы мне кто, чтоб такие вопросы задавать?". Он ответил: "психиатр в военкоме". Я сказал правду, что друзья есть и с коллективом отношения хорошие. Но я не могу находиться в компании более 7-10 часов и иногда бывает, что не могу понять, о чем общаться. Мне и другим людям хочется говорить на совершенно разные темы.
Спросил, где и как учусь. Сказал, что в институте и стараюсь учиться, но мне тяжело.
Спросил, есть ли девушка или противоположный пол не интересесует? Я ответил, что противоположный пол интересует, но надо сначала достичь чего-нибудь в жизни.

Врач сказал, что с такими нарушениями мне тяжело будет в армии. Направил в Челябинскую областную психоневрологическую больницу (хотя есть вероятность, что он меня отправил в психушку из-за того, что я хотел сдать почки на пересадку и начал для этого серьезно обследоваться, но про сдачу почек отдельная история).

О больнице.

Больницу, похоже, очень давно не ремонтировали, качество оставляет желать лучшего.

Туда привезли парней со всей области, и те, кто не из Челябинска, оставались там ночевать. А челябинцев не обследовали, но сказали оставаться там до 14 часов, так как такие правила (но в конце на правила забили и отпускали пораньше).

Мы были в 6-ой палате и пересекались с больными в коридорах.

Проходили обследование у психиатра, невролога, психолога, делали ЭЭГ, еще мы кровь и менее благородную жидкость именно там сдавали на анализ и зрение проверяли.

Невролог спрашивала у нас, не было ли потерь сознания, приступов и т.д.?

Психиатр спрашивала, не проявляли ли агрессивности? Как общаемся? Так же она попросила близких людей написать характеристику о нас.



Психолог спрашивала, хотим ли мы служить в армии? Я соврал, сказал, что да, дабы избежать таких вопросов, как "почему не хочешь?".
Потом задавала разные простые вопросы, типа сколько килограмм- тонна, потом дала психологические тесты, потом картинки, в которых надо было ответить, чего не хватает, потом задала сопоставить картинки, чтоб сделать из них историю.

Меня признали годным в военное время.

В общем я пробыл в психиатрической больнице 8 дней. В выходные не был и в понедельник 6-ого, так как был 4-ого ноября праздник Дня Народного Единства. Мне еще повезло, один парень пробыл 11 дней.

Поначалу было конечно страшновато, но потом привыкаешь к обстановке, понимаешь, что больные не так страшны, как кажется и спишь спокойно. Если есть клептоманы, то за ними врачи следят. Соседи по палате вроде нормальные. Телефон все сдавали, а ключи и мелочь в кармане не видно.

Но вот чего я не понимаю. Все обследования были достаточно короткими и я не понимаю, почему не вызвать врачей на весь день и не провести все обследования дня за два? С одной стороны кайф встать в 7 часов и после езды на маршрутке лечь спать, а не работать, при этом делая "полезное" дело. Но с другой, я пропустил две недели в институте. А еще один парень говорил, что боялся, что его с работы уволят из-за обследования. И зачем вообще сдавать анализы, проверять зрение именно в психушке? Почему это нельзя в обычной поликлинике сделать?

В общем не очень приятно, но не так страшно, как казалось на первый взгляд. В принципе военные сборы в школе так же. На военных сборах мне понравилось. Там побегаешь, поподтягиваешься, разберешь и соберешь автомат, послушаешь истории физрука и учителя ОБЖ и идешь домой, домашку делать не надо.

Еще о пациентах психушках.

Там жестоко обращались с пациентами. На них орали. За сигареты заставляли полы мыть. Больные постоянно просили у нас сигареты и добрые курящие парни им давали. Парням же делали замечания за это.

Единственное, чем, на мой взгляд, хороши психушки, что там педофилов и зоофилов лечат. Лечить шизофрению и лечить за попытки самоубийства или себя покалечить несправедливо. Просто надо создать такие условия, чтобы люди с шизофренией могли жить полноценнойсебя контролировать, и чтобы у людей не возникало серьезного желания убить или покалечить себя.

Расскажите в комментариях, как проходили медкомиссию в военкомате и как служили в армии (если служили), интересно будет почитать.