вторник, 27 февраля 2018 г.

Айман Экфорд: "Об истории, языке, феминизме и ЛГБТ-движении"

Фото меня в очень юном возрасте. Здесь я косплею Тарзана. Мне было абсолютно безразлично, что он - парень. Я просто ассоциировала себя с ним. Вот такой "квир" без всяких левых книжек. А спустя несколько лет после того, как было сделано это фото, я стану убежденной сторонницей рыночной экономики.
Некоторые активисты считают, что я не могу использовать определенные термины, потому что они изначально появились в «левом дискурсе», или что люди с моими взглядами на экономику не могут быть частью феминистского и ЛГБТ-движения.

И вот 3 причины, по которым этот аргумент кажется мне абсурдным (на самом деле их намного больше, но это - самые основные).

1) Я не понимаю, как люди настолько отрицают независимость чужого мышления, что они не могут поверить, что кто-то мог «дойти» до перечисленных ими идей самостоятельно.

Когда мне было лет 12 и я хотела заниматься бизнесом, я не могла поверить, что кто-то может всерьез считать, женщина не может заниматься нефтеперерабатывающей промышленностью или банковским делом. Мне казалось, что сама эта идея противоречит здравому смыслу, элементарному пониманию половых различий и всем законам, на которых основана рыночная экономика. Тогда я о феминизме знала очень мало, и в основном это была информация о «первой волне».

Когда меня в 22 года в течение нескольких часов несколько раз приняли сначала за парня, а потом за девушку, я почувствовала странное удовлетворение и поняла, что это чувство скорее относится к моему прошлому, чем к настоящему - ко времени, когда я хотела чтобы меня рассматривали не как «женщину» или «мужчину», а просто как человека без каких-либо гендерных ограничений. Я хотела, чтобы обо мне говорили как о промышленнике или как о банкире, говорили о том, что я создала и чего добилась, не обращая внимание на такие пустяковые вещи как первичные и вторичные половые признаки, хромосомы и гонады.

Как видите, я сформировала эти взгляды, будучи очень «правой» (если рассматривать экономические вопросы), без каких-либо знаний о феминизме, живя в консервативной «советско-православной» семье. Базовую идею феминизма - идею равенства гендеров и полов я поняла еще года в три, задолго до того, как поняла что такое «гендер». Я в буквальном смысле его просто не замечала, мне не нужен был пол человека для того, чтобы оценивать его действия или определять его роли. И большую часть жизни я была скорее небинарным человеком, чем женщиной (если честно, я и сейчас не уверена, как точно определить мой гендер), не зная, кто такие небинарные трансгендеры.
И я бы с легкостью самостоятельно сформулировала гей-освободительную идею, если бы не консервативное христианское окружение и страх самой мысли о гомосексуальности, который был у меня в подростковом возрасте. Эта идея очень простая и очень созвучная тому, во что я тогда хотела верить (но боялась из-за фундаменталистских стереотипов) - потому что она сводится к тому, что у всех людей есть возможность делать все, что они захотят, пока они не вредят другим людям - и, конечно у них есть право распоряжаться своим телом так, как они хотят, и вступать в добровольные половые отношения с теми, с кем они хотят.
Эти идеи настолько элементарны, что мне странно, почему люди не понимают их с детства, просто наблюдая за миром!

Для того, чтобы понять это, не нужно быть левым. Надо просто уметь думать, а не тупо копировать доминирующую культуру. И еще желательно, чтобы у тебя не было психологических травм, и было время и интерес к указанным вопросам.

2) Такие слова как «угнетение», «привилегии» и «гендер» не «левые» и не «правые». Они просто часть нашего языка.

Когда я что-то говорю, я не думаю о том, какие взгляды на экономику были у людей, придумавших то или иное слово, примерно как я не думаю, какие взгляды на экономику были у человека, придумавшего пластиковые стаканчики, когда беру такой стаканчик в руку.

Но, в отличие от стаканчиков, слова нельзя запатентовать, так что у «левых» нет права на них претендовать (как и у «правых», и у кого-либо еще).
Слова вообще никому не принадлежат. Конечно, это не значит что мы должны забыть кто придумал тот или иной термин, или что мы можем переписывать историю. Это значит, что мы можем использовать слова, не соглашаясь с теми, кто их «изобрел». Слова создаются для того, чтобы быть «в свободном доступе» - если этого не будет, сама их суть будет бессмысленной, потому что если их будут использовать только люди, разделяющие идеи «авторов», окружающие не смогут их понять. Как, скажем, вы сможете говорить с людьми об угнетениях женщин, если это словосочетание в буквальном смысле будет понятно только женщинам-пролетариям?
Так что аргумент против использования слов мною на самом деле действует против тех, кто его использует.

3) Действительно, феминистское и ЛГБТ- движение было создано преимущественно левыми. А наука, политика и искусство были созданы преимущественно гетеросексуальными цисгендерными мужчинами. Просто потому, что большую часть истории человечества у гетеросексуальных цисгендерных мужчин было больше прав и возможностей, чем у любой другой категории населения.
Так что теперь, вы будете говорить, что трансгендерным людям не место в политике, потому что на протяжении всей истории их там практически не было?
Или что нельзя издавать книги гомосексуальных и бисексуальных авторов, потому что гетеросексуальных писателей всегда было больше, и это они «создали литературу»?
Или что женщины не могут заниматься наукой?

Простите, ребята, но это абсурд. Если вы так думаете, то вы - именно вы, а не я - не имеете ничего общего с ЛГБТ и фем-активизмом.
Если же вы так не думаете, то откуда у вас такие дикие двойные стандарты?

Так что это еще один аргумент, который с легкостью может быть использован против вас.
Это аргумент в стиле религиозных фундаменталистов и ультра-консерваторов, и если это основа того движения, которое вы создаете, то вы правы - у меня нет с ним ничего общего.