вторник, 19 декабря 2017 г.

Хари Зияд: «3 различия между понятиями «квир» и «гей» - и почему эти различия имеют значение»

Источник: Everyday Feminism

Неровная стопка цветных стикеров. На верхнем стикере написан знак вопроса

Одно время я думал_а, что я гей. И, возможно, какое-то время я им был_а — в том, чтобы быть геем, нет ничего плохого. Но сейчас я уже точно не гей.

Я думал_а, что я гей, потому что я считал_а себя мужчиной, и думал_а, что меня привлекают только другие мужчины.

Сейчас я не знаю, к какому гендеру мне себя относить (если я вообще могу относить себя к какому-либо гендеру). В этом еще труднее разобраться после того, как я точно понял_а, что меня привлекают не только мужчины. И что меня не всегда привлекали только мужчины. И еще я понял_а, что я не знаю точного определения для понятия «влечение».

Я точно знаю, что я не гетеросексуал_ка — учитывая, что у меня нет стабильного гендера, я, вероятно, не смог_ла бы ей быть. И когда я впервые начал_а совершать эти само-открытия, я понял_ что мне нужно пространство для изучения всех этих сложностей.

И, потребовалось какое-то время, чтобы все это осознать, после чего я понял_а, что если мне и нужна какая-то стабильная идентичность для того, чтобы другие могли меня как-то определять, то это может быть только «квир».

Потому что для меня «квир» по своей сути не поддается устойчивой идентичности.

У понятия квир много разных граней.

Некоторые используют его для того, чтобы обозначить все негетеросексуальные и нецисгендерные идентичности. Это понятное использование термина — как я упоминал_а раньше, я частично воспринимаю «квир» как пространство для изучения гендера и сексуальной ориентации, в которое могут входить самые разные группы, которым нужно это пространства для того, чтобы добиться какой-то стабильности.

Безусловно, многие не-гетеросексуальные, не-цисгендерные люди являются квир.

Но хотя «квир» может покрыть часть этого спектра, понятие квир этим не ограничивается. Я не гей, не лесбиянка, не бисексуал_ка и не трансгендер. Я нечто другое — я т_а, кого можно назвать только «квир».

Есть люди, которые некоторые из вас могут назвать «гетеро», если вы посмотрите на них и их партнеров, учитывая их гендеры, но которые при этом они все равно являются квирами. И при этом многие геи, лесбиянки и трансгендерные люди не идентифицируют себя как квиров.

Как и у многих слов, которыми маргинализированные люди себя называют, у слова «квир» есть своя история, при котором те, которым принадлежит это слово, «вернули» его себе как самоназвание.  У этого слова множество политических аспектов, и еще есть универсализирующий аспект, который некоторым может показаться слишком противоречивым.

Даже здесь, в  Everyday Feminism, иногда мы используем слова «гей» и «квир» как синонимы. Поэтому я хочу обратить внимание на разницу между этими терминами — не потому, что я считаю их противоположностями, и не потому, что они, якобы, никогда не пересекаются. Просто я думаю, что понимание этих различий может помочь людям лучше исследовать гендер и сексуальность.



1. ДЛЯ ОДНИХ «КВИР» - ЭТО РУГАТЕЛЬСТВО, ДЛЯ ДРУГИХ — ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ.
Я не специалист по истории квир, и мне еще многое предстоит в этой области узнать, так что я могу рассказать только основные факты. Вот что я знаю точно: буквально слово «квир» означает «странный», «причудливый», «необычный», то есть, что-то, являющееся девиацией относительно нормы. Примерно сто лет назад это слово использовалось как уничижительное обозначение тех, кто практикует не-гетеросексуальное поведение и испытывает не-гетеросексуальные влечения.

Я понимаю, что у многих это слово вызывает слишком много болезненных ассоциаций.

Но для меня история квир — это история о возвращении слова и умении получать силу от угнетающей системы настолько, насколько это возможно.

Вы не можете сказать мне, что это просто слово с таким же прекрасным значением, как слово «странный», и я не могу принять такой ответ.

Я тоже слишком молод для того, чтобы вспоминать о том, как слово «квир» использовалось в качестве оскорбления, поэтому мое суждение явно предвзято.

Движение, которое приняло этот термин и сделало его своим, появилось недавно, и позже оно создало академическую базу для описания квирности, называемую «квир-теорией». Но из-за того, что в недавнем прошлом слово «квир» использовалось как ругательство, многие до сих пор активно сопротивляются использованию этого термина.

Квир-теоретики, частично находящиеся под влиянием работ французского философа Мишеля  Фуко, обычно работают с вопросами сексуальности, не отделяя их от вопросов гендера, но одновременно оспаривая оба эти вопроса. Многие из них отталкиваются от эссенциалистской идее о том, что пол и гендер могут не совпадать, и оспаривают ограничения, налагаемые бинарной гендерной системой.

Отдельно можно сказать о Джудит Батлер и Ева Седжвик, которые являются одними из самых влиятельных квир-теоретиков. Еще один теоретик, Джос Эстебан Муньос в своей книге «Ощущая утопию», пишет: «Мы никогда не были квир, но мы можем начать идентифицировать себя как квир, и эта идентичность отделит нас от прошлого и создаст картину будущего. Квирность — это нечто из мира будущего».

Квирность состоит из политических вопросов, которые надо задавать, но на которые не обязательно давать точный и однозначный ответ.
Что такое пол? Что такое гендер? Что такое  сексуальность? И можем ли мы знать наверняка ответы на эти вопросы?

Некоторые не-гетеросексуальные, не-цисгендерные люди не задают себе эти вопросы, или не считают их приоритетными — и это тоже нормально.

2. В «ГЕЙ» и «КВИР» ПРОСТРАНСТВАХ СЛИШКОМ МНОГО ИГНОРИРОВАНИЯ НЕБЕЛЫХ, ГЕНДЕРНО-НЕКОНФОРМНЫХ, НЕБИНАРНЫХ И ДРУГИХ МАРГИНАЛИЗИРОВАННЫХ ЛЮДЕЙ.
Я чернокожий человек, живущий в Америке, и поэтому мой опыт, касающийся гендера и сексуальности, существенным образом отличается от аналогичного опыта белых людей. Это хорошо, и наши отличия не означают, что мы не можем проявлять друг к другу  солидарность Мы можем по-разному бороться с цисгетеросексизмом, и при этом наша общая борьба может быть связанна с гендерными вопросами.

Но солидарность часто бывает односторонней.

Если вы посмотрите мейнстримные «гей» публикации, и обратите внимание на лидеров HRC — вам может показаться, что вы смотрите the Oscars.
Там все белые. Цисгендерные. Мужского пола. Эти публикации «живут» в мире гендерной бинарности, в котором есть только мужчины и женщины. И в них нет места таким как я.

И не стоит приглашать меня в «гей» клуб в крупном городе, если только это не «этнический» вечер. Когда я последний раз был в таком клубе, мне казалось, что я окружен морем белых лиц, танцующих под музыку, с которой меня ничего не связывает. И все они лучились маскулинностью, которой у меня не было.

Это толпа белых людей явно поддерживала культурную апроприацию,  не могла нормально воспринимать чернокожих  посетителей и точно не была заинтересована в признании того, что во мне очень мало маскулинности.

Это не значит, что не-белые, не-мужчины, не-цисгендерные люди не могут ощущать эмоциональную связь с подобными местами, или не могут создать свои пространства внутри этого пространства. В конце концов, я обожаю, когда люди присваивают себе то, что пытается отнять у них система угнетения, и я бы мог принять эти пространства, если бы они мне чисто технически подходили. Но они меня не устраивают.

Я часто нахожусь в аффирмативных по отношению к геям пространствах, которые созданы для небелых не-цисгендерных людей не мужского пола. Эти места прекрасны. Но квир-пространства предоставляют мне нечто явно иное.

Как я сказал_а, квирность (теоретически) предоставляет пространство, позволяющее преодолеть узкие рамки «нормальной» концепции идентичности. Поэтому она (теоретически) существует не только для белых цисгендерных мужчин, и должна охватывать всевозможные отличия.

Но белое превосходство и цисгетеросексизм проникают всюду, и в современном мире от него не сбежать.

Стоит заметить,что «квир» - английское слово, и поэтому у него есть ограничения в пост-колониальных небелых культурах и в небелых культурах, которые сейчас избавляются от своего колониального наследия.

Те, кто стали видимыми лидерами движения, пытающегося вернуть понятие «квир» себе, тоже преимущественно были белыми.


Они изучали — во всяком случае, должны были изучать — как, используя квирность, быть кем-то большим, чем просто человеком, принадлежащим к доминирующей белой культуре. Но это изучение пока еще «не полное», и, как заметил Муньос, оно, возможно, никогда не будет полным, но тогда что насчет тех, кому плохо прямо сейчас?

Недавно один белый квир-человек сказал мне, что, говоря о своей небинарной идентичности, я «отнимаю пространство» у «настоящих» небинарных людей, потому что меня часто воспринимают как мужчину.

Этот человек не мог представить, что квир-пространство может быть не таким, как он привык, и в его «квир-мире» не было места для людей с моей черной «мужской» внешностью.

Многие небелые люди,  гендерно неконформные люди, и небинарные люди вообще отказываются говорить о «ярлыках». Споры о том, как себя называть, кажутся им чем-то отдаленным от их жизни. Основываясь на своем понимании квироности, я интерпретирую даже это отличие как акт квирности, вне зависимости от того, как другие его  идентифицируют, и я считаю это очень важным.

Мы должны давать пространство людям, которые идут своим путем, вне зависимости от того, куда он их ведет (пока это не мешает другим следовать за ними). В конце концов, это и есть квирность.


3. У КОНЦЕПЦИЙ «КВИР» И «ГЕЙ» РАЗНОЕ ОТНОШЕНИЕ К СЕКСУ.
Я не стыжусь секса. Я регулярно им занимаюсь, и мне нравится им заниматься. Но моя квирность не ограничивается вопросами сексуальности.

Гейность, гомосексуальность, по сути является вопросом сексуальности. В этом нет ничего плохого. Более того, в квирности вопросы секса тоже важны, и тут концепции «гей» и «квир» пересекаются. Просто секс - не единственный и не главный вопрос квирности.

Когда я думал_а о себе как о гее, то эта идентичность полностью основывалась на том, люди какого гендера меня привлекают в сексуальном плане.

Но как квир-человек я не знаю, какой у меня гендер. Я даже не знаю, ЧТО ТАКОЕ гендер. Как же в этом случае я могу знать, как гендер других людей соотносится с моим гендером, и какой гендер меня привлекает? Как я могу знать, являюсь ли я «гомо», или «гетеро» или «би», если мой гендер не может «совпадать» или «не совпадать» с чужим генедром?

Моя идентификация с гейностью основывалась на том, что мне казалось, что я знаю, кто мне нравится. Но теперь я не знаю, как мне определить, кто же мне нравится. Я не знаю, основано ли это «нравится» на сексе, или оно основано на близости (интимных отношениях)? Что такое секс без близости? А близость без секса?

Если для меня близость значит больше, чем секс, может ли это означать, что близкие интимные отношения с человеком, с которым я не занимаюсь сексом, могут определять сексуальную ориентацию? И определяет ли ее секс без близких отношений?

Что такое секс? Что такое близость?

Ни одно из этих понятий не является для меня достаточно четким, чтобы строить на этом свою идентичность, кроме разве что отказа от подобной идентичности. Изучая собственную квирность, я каждый день задаю себе эти вопросы. И, возможно, на эти вопросы нет ответов. Возможно, ответы будут меняться из года в год, будут меняться в разные дни, и эти ответы разные для разных людей. Возможно, я никогда этого не узнаю.

И для некоторых людей все настолько ясно, что они могут одновременно быть квиром и геем. И, возможно, у некоторых из них идентичность будет меняться, как и у меня. И, в любом случае, это нормально. В этом и заключается особенность квирности.

***
Гейность и квирность — разные вещи, но иногда гейность является частью квирности, и наоборот.

В конце концов, язык не безграничен, и он не может отразить все варианты того, как люди могут себя ощущать. Поэтому я до сих пор думаю, как мне описывать себя.

Но я не мог_ла бы об этом думать, если бы не знал_а, что существуют другие способы описания себя.

Если бы я не знал_а, что «квир» отличается от «гея». Если бы я не понимал_а, что не должно быть одного понятия, в которое все должны вписываться.

Но есть альтернативы — всегда есть альтернативы — для меня, для вас и для всех.

Можно быть геем, можно быть квир, можно быть квир и геем одновременно, не быть ни тем, и не другим, и при этом всегда быть собой.

Чем больше мы расширяем понимание того, что значит жить, как можно жить, тем больше у нас появляется возможностей.

Хари Заяд является одним из авторов на Everyday Feminism, и автором историй о Бруклине. Он_а является главным редактором RaceBaitR,  пространства, созданного для работы и творчества вне белого превосходства, цисгетеропатриархата, капитализма и навязываемых этими системами стандартов. Е_е работы появлялись в  Gawker, The Guardian, Out, Ebony, Mic, Colorlines, Paste Magazine, Black Girl Dangerous, Young Colored and Angry, The Feminist Wire, and The Each Other Project. Он_а также является помощником редактора для Vinyl Poetry & Prose. Вы можете найти е_е в  Twitter @RaceBaitR и Facebook.  И помните, что он_а практически всегда игнорирует расистов.

____
На русский язык переведено специально для проекта Пересечения.