воскресенье, 22 октября 2017 г.

Айман Экфорд: «Вред и польза сравнений»

В активизме я сталкивалась с двумя странными реакциями на сравнения.
С одной стороны — люди, которые считают, что нельзя сравнивать одну угнетенную группу с другой. В любом сравнении, скажем, в сравнении положения детей  на Западе и женщин в ИГИЛ, или в сравнении положения аутичных людей и ЛГБТ-людей в России, они видят угнетение и игнорирование опыта одной из групп. Или, в лучшем случае, укрепление стереотипов об этой группе. При этом, чаще всего, они видят угнетение той группы, чьи проблемы более широко обсуждаются в обществе.

С другой стороны, есть те, кто рад любым сравнениям, но при этом считает, что одна общая черта может дать представление обо всем опыте другого человека. Эти люди будут сравнивать положение женщин в ИГИЛ и в консервативных христианских общинах и утверждать, что любая женщина из консервативной христианской общины может понять женщину из ИГИЛ, игнорируя уйму отличий в их опыте. Они готовы утверждать, что они понимают опыт аутичных детей, потому что они были ЛГБТ-подростками, а наше общество не принимает ни тех, ни других.

Так кто же из них прав?

Я думаю, что они все не правы. Чтобы понять мою точку зрения, давайте поговорим о вреде и о пользе, которые могут принести сравнения.

КАК СРАВНЕНИЯ МОГУТ ПОМОЧЬ:
- Сравнения позволяют нам заметить двойные стандарты. 
Например, представьте, что вы говорите с человеком, который считает, что подросткам не нужны политические права. Вы можете повторить несколько аргументов, которые использовали сексисты в конце 19 века по отношению к избирательному праву женщин (тем самым сравнивая эйджизм и сексизм), чтобы показать предвзятость мнения этого человека.
Вы можете обратить внимание на схожесть запретов в Афганистане времен Талибана по отношению к женщинам, и на современные запреты в России по отношению к детям, и задать вопрос, почему первое считается сексизмом, а второе — не считается эйджизмом.
Именно ради этого вопроса и приводятся сравнения.

- Сравнения могут объяснить суть проблемы на понятном другим людям языке.
Например, моя первая статья на ЛГБТ-тематику была рассчитана на нейротипичных ЛГБТ-людей, которые ничего не знают о проблемах аутистов. Эта была статья об общих стереотипах по отношению к ЛГБТ-людям и по отношению к аутистам, которые существуют в нашем обществе.



Если бы я говорила с цисгетеро фанатами фильмов Люди Х о дискриминации ЛГБТ, я бы провела параллели между дискриминацией ЛГБТ-людей в реальном мире и дискриминацией мутантов во вселенной Люди Х.
Фактически, я говорю о понятных для людей вещах, чтобы объяснить им похожие вещи, о которых они ничего не знают.

- Сравнения могут указывать на общность проблемы.
Например, в своем интервью  интерсексциональный аутичный активист Лидия X.Z. Браун рассказывал_а о том, как история белого превосходства связана с историей эйблизма и ненависти к ЛГБТ-людям. Он_а говорил_а в том числе и о том, что сторонники белого превосходства, защитники цисгетеронормативности и эйблисты используют одни и те же аргументы с ссылками на евгенику. Разговор о неполноценности определенных тел является эйблистским дискрусом, а значит, такие вещи, как гомофобия и расизм можно описать через эйблизм. Это уже даже не сравнение, а описание связей одного угнетения с другим.
Дело в том, что мы живем в обществе, в котором системы угнетения переплетаются. Они переплетаются не только в личном опыте людей, которые принадлежат сразу к нескольким дискриминируемым группам, а и в сознании большинства членов общества. Поэтому, гомофобы часто используют мизогинную риторику. Поэтому у людей есть определенные представления о «нормальных людях» и об «остальных». Из-за них, например, идеи о «бремени белого человека» так похожи на стереотипы о «бедных, несчастных инвалидах», которые ничего не  могут сказать о своем опыте, и которых надо защищать, не прислушиваясь к их мнению.
Так что сравнения могут указывать на единство определенных стереотипов, на их взаимосвязанность и на то, что зачастую невозможно полностью уничтожить  одну систему угнетения, не уничтожив другую.

- Сравнения могут показать, что вы не одни, и помочь справиться с проблемой.
Я окончательно избавилась от стыда за то, что меня травили в школе только после того, как  прочла историю о девяти чернокожих учениках в белой школе американского городка Литтл-Рок. Когда этих учеников по решению суда впустили в школу для белых, протесты расистов были настолько сильными, что президент Эйзенхаур был вынужден ввести в город нац.гвардию.
Я рассказываю об этой истории всегда, когда говорю о травле аутичных детей. Потому что то, что пережили чернокожие дети в Литтл-Роке, очень похоже на истории моих аутичных знакомых. Кроме того, эта история прекрасно показывает, что аутичных детей травят не за то, что они «сделали что-то не так», а из-за ненависти к отличиям — к любым отличиям. И эта история дает мне надежду на то, что когда-нибудь эйблизм в большинстве школ будет считаться чем-то настолько же диким, насколько сейчас считается дикими расизм в стиле Литтл-Рока.
По этой же причине я люблю говорить о гей-освободительном движении, когда рассуждаю о движении за нейроразнообразие. История депатологизации геев и бисексуалов может быть прецедентом будущей депатологизации аутичных людей, а в борьбе геев есть множество важных элементов, которые могут использовать в своем активизме нейроотличные люди.


КАК СРАВНЕНИЯ МОГУТ НАВРЕДИТЬ:
- Сравнения вредят, когда люди не видят разницы между «общим» и «одинаковым».
Если вы нейротипичный гей, подвергавшийся репаративной терапии, то вы, вероятно, поймете часть опыта аутичного ребенка, который подвергался АВА-терапии... но это будет только часть опыта. Вы все равно будете сталкиваться с другими стереотипами, с которыми не сталкивались гетеросексуальные аутичные люди, а они — с теми стереотипами, с которыми не сталкивались вы. И, главное, ваш образ мышления все равно является нейротипичным — так что вы не сможете понять, как аутичные люди воспринимают мир.
Сравнения вредят, когда люди думают, что если между А и В есть общая черта С, то А и В — идентичны. И когда они на основании этой «бракованной» логики пытаются говорить за других людей, чей опыт они не могут полностью понять, и тем самым присваивают чужой голос и закрепляют стереотипы.
Помните, что если кот «белый, как снег», это не значит, что кот такой же холодный и неживой.

- Сравнения могут навредить, если они не точны.
Прежде чем писать о схожести эйджистских законов в России, и сексистских законов в Афганистане времен Талибана, я еще раз перечитала некоторые постановления талибов. Я давно изучаю политику и недавнюю историю Ближнего Востока в целом (и Талибана в частности), но я решила еще раз все проверить, чтобы случайно не наврать.
Проблема в том, что по отношению к Ближнему Востоку и так существует слишком много стереотипов. И люди готовы поверить в любую небылицу о том, чего они не знают.
Так что сравнения могут навредить, если в них есть «ложная» часть (если, конечно, вы сравниваете реальную ситуацию с реальной ситуацией, а не реальную ситуацию с выдуманной историей из кино или художественной литературы).

- Сравнения могут навредить, если они помогают уйти от проблемы.
Ранее на моем сайте была опубликована статья женщины, которая ушла из североамериканской исламской консервативной общины. В этой статье она, в частности, писала о том, что не хочет сравнивать себя с женщинами, которые жили при Талибане, потому что такие сравнения позволили бы ей эмоционально отдалиться от пережитого, закрепить ощущение, что часть ее жизни «происходила не с ней»,  и такое сравнение было бы удобным уходом от анализа реальной проблемы. А без анализа проблемы сложно восстановиться от ее последствий, и избежать подобных проблем в будущем.
Так что сравнения могут навредить, если они используются для ухода от реальных проблем.

- Сравнения могут навредить, если они не понятны другим людям.
В этом случае вы можете «запутать» людей вместо того, чтобы прояснить ситуацию. Например, иногда я пытаюсь сделать свои доводы более понятными, сравнивая ситуацию с чем-то из мира  политики. Но большинство моих знакомых не разбираются в политике, и поэтому я могу еще больше их запутать. Или начать объяснять политическую ситуацию, которая даже не является прецедентом, и увести разговор в другую сторону. И от этого обсуждаемая проблема точно не станет понятнее.

- Сравнения могут навредить, если они стирают чью-то повестку.
Один знакомый с СДВГ решил использовать тег #ADHDLiveMatter. Жизни людей с СДВГ имеют значения. Вроде бы, все верно, но...  Дело в том, что этот знакомый живет в США, где все еще распространено угнетение чернокожего населения, и он использовал этот тег в разгар движения #BlackLiveMatter. (Черные жизни имеют значения). И в тот момент это движение старалось привлечь внимание к убийству очередного невинного афроамериканца полицейскими. Поэтому люди в интернете очень активно использовали тег. Если бы тег с СДВГ стал бы популярен и стали бы появляться другие подобные теги, он мог бы перебить тег про чернокожих, и начать «мешаться». То есть, тег о чернокожих уже не выглядел бы таким уникальным и громким, и другие группы стали бы использовать Live Matter для того, чтобы указать на их собственные проблемы. Это отвлекало бы внимание СМИ и общественности от движения Black Live Matter и от проблем чернокожих по всему миру.
Думаю, это была одна из причин, из-за которых американские активисты за нейроразнообразие были недовольны тегом про СДВГ.
При этом сравнение проблем людей с СДВГ и чернокожих людей в определенных аспектах могло бы быть верным. Но, во-первых, только в определенных аспектах. А во-вторых, его следовало бы сделать в другой форме.

***
Это лишь несколько примеров потенциального вреда и потенциальной пользы сравнений. Но и этого достаточно для того, чтобы понять, что сами по себе сравнения довольно полезны, но при этом неправильное использование и непонимание сравнений может сильно навредить. В подавляющем большинстве случаев вредны не сами сравнения, а некорректно сформулированные и подобранные сравнения, неправильные выводы, которые люди могут сделать даже из корректных сравнений, и попытки использовать сравнения для того, чтобы уйти от проблемы.

_____
Специально для проекта Пересечения.