четверг, 28 сентября 2017 г.

Луи Мулнар: "Пересечение аутизма и гомосексуальности"

Источник: Advocate Переводчик: Валерий Качуров
Большую часть жизни мне казалось, что все остальные люди могут выражать себя беззаботно и просто. С детства было ясно, что я не похож на большинство людей. Мне приходилось скрывать свое настоящее поведение, манеры и желания. Позже, когда я узнал, почему я отличаюсь от других, и что это отличие неприемлемо в обществе, у меня появилось желание скрываться и дальше.


Но я выбрал более сложный путь. Я решил жить открыто.


Это звучит знакомо, не так ли? Но я не ссылаюсь на то, что я гей. Да, я гей, но это история о втором похожем отличии - аутизме.


Когда мне было 40 лет, то мой друг детства, который по совпадению является психотерапевтом, предположил, что я могу быть аутичным человеком. Он указал на социальную неловкость, на сенсорную чувствительность к яркому свету, цветам, определенным тканям, запахам и звукам, и на склонность к логике, которая организует мою жизнь до мельчайших деталей.


После того, как я проконсультировался со специалистом, специалист подтвердил, что я аутичный человек. С тех пор началось мое путешествие. Я начал замечать параллели моего опыта, как гомосексуального мужчины и как аутичного человека.


В 1973 году - в год моего рождения - Американская Психиатрическая Ассоциация проголосовала за удаление гомосексуальности из списка психических заболеваний. Отец современной психотерапии, Зигмунд Фрейд, считал, что гомосексуальность и паранойя неразделимы. То, что он считал "симптомами" гомосексуальности, часто было следствием жизни изгоев в тени: изоляция, низкая самооценка, и саморазрушительное поведение. Подобные вещи сказываются на мышлении. На протяжении многих десятилетий общество винило в возникновении гомосексуальности всё, что угодно - от плохого воспитания до вакцин. Гомосексуалисты подвергались поведенческой конверсионной терапии, шоковой терапии, инъекциям, побоям, удалению от воображаемых катализаторов, и социальному позору. Все это делалось лишь для того, чтобы заставить их перестать быть гомосексуалами.


Все эти вещи в настоящее время происходят и в мире аутизма.



Я с болью наблюдаю, каким “лечениям” сейчас подвергают детей-аутистов, чтобы “изгнать” из них аутизм. И как  в случае с гомосексуальностью, сейчас мы знаем, что у аутизма генетическая основа. Но это всё равно не мешает специалистам советовать родителям "лекарства", которые якобы могут облегчить жизнь их детям. Я читал истории о том, как религиозные деятели рассказывают родителям, что аутизм их детей вызван какими-то их прошлыми грехами или преступлениями.


Как и ЛГБТКИ+ люди, которые выжили во враждебные 70-е, 80-е и 90-е годы, аутисты вынуждены терпеть такое же крайне враждебное отношение. Они часто живут в неизвестности, не зная, кто они такие, потому что зарождающаяся наука о аутизме всё ещё воспринимает нас как больных или ущербных. Широко признанный символ аутизма - синий кусок пазла, который пропагандируется многими организациями, является незамаскированным символом неполноты и чего-то не вполне целого. Часто ссылаются на то, что "у этих людей аутизм", а не что это “аутичные люди”. Первое - это прямая ссылка на болезнь и некоторая надежда на излечение. Именно по этой причине в современном мире мы не говорим, что “у нас гомосексуализм”. Нет, я гей. Так же у меня нет аутизма - я аутичный человек.


Я, как гомосексуальный мужчина, выросший в эти переходные десятилетия, прекрасно вижу параллели: страх, невежество большинства людей, желание открыться в частных разговорах, но скрываться на публике. Я вижу тех, кто не знает о своей аутичности, но мне кажется, что даже многие знающие о ней готовы скрывать её всю жизнь.


Несмотря на то, что все еще существуют социальные проблемы, а также есть путаница в знаниях об аутизме, существует и надежда. Образование и наука склонны рано или поздно доносить истину даже до самых темных уголков. Просвещение борется против дискриминации, невежества и стигматизации, и поэтому каждый день мы приближаемся к принятию аутизма.


И в аутизме нет ничего нового. История изобилует людьми, которые видели мир немного по-другому, и у них была некоторая причудливость, которую часто приписывают гениям. Например, многие считают, что Альберт Эйнштейн, Шриниваса Рамануджан и Исаак Ньютон были аутичными. Каждый из них утверждал, что способен видеть мир, похожий на матрицу, в котором все вещи связаны между собой, и они выражали это в математических терминах. Мы не можем даже представить, каким был бы сейчас мир без вклада тех гениев, которых многие теперь считают жившими под двойной радугой ЛГБТКИ+ и аутичности - таких как Леонардо да Винчи, Архимед, и Никола Тесла. Каждый из этих художественных и научных первооткрывателей демонстрировал хорошо известные характеристики гомосексуальности и аутизма, но, к сожалению, мы не можем узнать их статус наверняка, потому что в те времена таких идентификаций или вообще не существовало, или они были стигмой, которые препятствовали бы самореализации.


Неудивительно, что когда мой друг-психотерапевт предположил, что я могу быть аутичным человеком, то я ещё никогда в жизни не слышал о синдроме Аспергера - который, как я узнал после пятичасового обследования, является определенной категорией моего типа аутизма.


В те дни и в том возрасте, даже с моей склонностью ко всему научному и с безнадежной новостной наркоманией, я никогда ничего не слышал о том, кем я являюсь. Будучи дотошным исследователем, я тут же набрал в гугле "аутизм и ЛГБТКИ+", и не нашел ни одной организации. В 2013 году не существовало ничего, созданного для людей, живущих одновременно под радугой ЛГБТКИ+ и под аутичным спектром - или под "двойной радугой", как я это называю.


Я начал исследовать этот вопрос, и понял, почему это так. Гарри Гейтс из Калифорнийского университета, и Лос-Анджелесский Институт Уильямса оценивают, что всего лишь 3.5% населения являются ЛГБТКИ+. И в 2013 году Департамент Здравоохранения и Социальных Служб США и Центры по Контролю и Профилактике Заболеваний оценили, что всего 2% населения являются аутичными. Это означает, что всего 3.5% от 2% населения всего мира находятся под двойной радугой. Это составляет более 5 миллионов человек, но живущих по всему миру - в каждой стране, в каждой из рас и в каждом из полов. Также интересно то, что Даниэль Шумер из Мичиганского университета недавно обнаружил, что почти 25% молодых людей с гендерной дисфорией обладают выраженным синдромом Аспергера и аутичными чертами. Таким образом, есть прямая связь между аутизмом и трансгендерными тенденциями.


К счастью, мы живем в гораздо более открытом обществе. Аутизм - это вопрос гражданских прав, а у гражданских прав нет побочных эффектов. Это привело меня к тому, чтобы основать Twainbow - некоммерческую организацию, защищающую права тех, кто находится под двойной радугой. И в 2017 году мы начинаем перепись нашего населения, и прямое лоббирование изменений в терминологии аутизма, чтобы отдалиться от терминов, связанных с болезнями, а также чтобы добиться общего признания того факта, что аутичность является постоянным и нормальным состоянием.


Аутизм нормален для нас. Не нужно изменять то, кем мы являемся. Я горжусь тем, что я аутист и гей. _____


Луис Мулнар является исполнительным директором, выбранным должностным лицом, автором, и основателем Twainbow, некоммерческой организации, которая выступает за права тех, кто находится под двойной радугой ЛГБТ+/аутизма. Луис является лауреатом многочисленных общественных и деловых премий, и работает в различных корпоративных и некоммерческих советах. Его можно найти как @limolnar на Facebook и Twitter.

Фото Луиса

___
На русский язык переведено специально для проекта Пересечения.