пятница, 4 августа 2017 г.

Петерсон Тоскано: "Вред от практик преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности"

Статуя льва, лежащего на щите
(История основана на личном опыте человека, который пытался "исцелить" себя от гомосексуальности)

По материалам Beyond Ex-gay 
Подготовлено специально для Nuntiare.org
В последние 4,5 года я контактировал с очень и очень многими жертвами практик преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности. Это люди, которые приобрели опыт экс-ЛГБТ сами или участвуя в программе по преодолению гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности. Они пытались изменить свою сексуальную ориентацию или гендерную идентичность и называют себя экс-ЛГБТ.
Слушая эти истории и думая о собственном пути экс-гея, я начал понимать, что подобные практики могут нанести людям очень много разнообразного вреда. В таких практиках есть и хорошие моменты, но в большинстве случаев вред все-таки перевешивает.
Я прекрасно понимаю, что опыт преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности — не единственный источник вреда. Гомофобные церкви, гомофобное общество, а во многих случаях — даже наши собственные семьи могут сильно навредить человеку. Но практики экс-ЛГБТ увеличивают вред, предлагая надежду на какое-то изменение или свободу. Программы по преодолению гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности обычно ведут честные, добрые и искренние люди. Именно из-за этих их качеств люди, уже поняв, что программа не работает, продолжают испытывать чувство вины за свое поведение и идентичность.
Я составил список аспектов жизни, которым причиняется наибольший вред и краткое описание того, как именно это происходит:
Эмоциональный вред — мы чувствуем стыд, страх, разочарование, истощение и отвержение и подвержены огромному стрессу;
Психологический вред —  он выражается в форме депрессии, суицидальных мыслей, пост-травматического стрессового расстройства, а иногда — в форме психотических эпизодов;

Духовный вред —

— в форме хронического разочарования, страха Бога, потери своей общины и своей веры;
— в форме потери доверия к духовным лидерам;
— в форме духовного кризиса из-за навязываемого сообщения о том, что нельзя быть одновременно ЛГБТ-человеком и христианином;
Вред для отношений — через потерю жизненно важных отношений или урон отношениям с
— родителями
которые верят, что изменение возможно и необходимо и потому отвергают детей, которые не хотят обращаться к практикам преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности;
которых обвиняют в том, что их ребенок стал гомосексуалом, бисексуалом или трансгендером в результате каких-то их действий; этим вызывается огромное напряжение между ребенком и родителями, а родителям навязывается чувство стыда;
— супругами/партнерами
Мы встречались или вступали в брак с гетеросексуальными или гендерно конформными партнерами, потому что верили, что конформная жизнь возможна, но эти отношения привели к разводу, боли и потере супруга, а иногда — и детей;
Гомосексуальные отношения также подвергались опасности из-за того, что мы чувствовали вину и страх;
— друзьями
От которых мы отстранялись, потому что нас учили не доверять интимности, в которой мы могли бы развить эмоционально зависимые отношения или романтические/сексуальные отношения;
Которых мы отвергли, когда стали экс-ЛГБТ, и друзья стали представлять угрозу для нашего образа жизни;
Которые отвергли нас, потому что наши отношения строились вокруг практик преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности. Когда мы перестали идентифицировать себя как экс-ЛГБТ, они закончили отношения с нами;
Финансовый вред
Многие из нас потратили тысячи и десятки тысяч долларов на программы по преодолению гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности;
Многие родители отказывались платить даже за базовые потребности детей, которые отказывались посещать программы для экс-ЛГБТ;
Вред для карьеры
Некоторые бросили карьеру, считающуюся небезопасной для экс-ЛГБТ;
Некоторые бросили работу или учебу, чтобы полностью погрузиться в практики преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности;
Физический вред — в форме проблем со здоровьем, связанных со стрессом и депрессией;
Сексуальный вред — в форме неправильного сексуального образования.
Сексуально наивные люди (многие из которых не имеют сексуального опыта) узнали об однополом сексе от сексуально зависимых людей, которые выражают свою сексуальность в форме рискованного, а иногда даже противозаконного поведения, часто — из-за стыда и ненависти к себе.
Лидеры программ, терапевты и «свидетели» транслируют негативное послание о сексуальном выражении гомосексуальных людей, и это может создавать препятствия для того, чтобы наслаждаться здоровой и удовлетворительной сексуальной жизнью.
Вред для личного развития — из-за того, что мы не развивались в ключевых для нас областях, пока занимались практиками преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности. Многие из нас прекратили проживать свои жизни и сфокусировались на процессе преодоления своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности.


Те из нас, кто пережил опыт преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности, не должны быть жертвами. Чтобы встретиться с болью и потерей, требуется много времени. Этот процесс требует проживания горя и прощения — в первую очередь, прощения самих себя.
Но мы не должны застревать в этом процессе. Многие пошли вперед и оставили опыт экс-ЛГБТ в прошлом и смогли принять жизнь и найти для себя новые пути. Некоторые смогли даже понять, что хорошего они смогли вынести из практик преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности.
Когда я думаю о тех потерях, которые случились в моей жизни за почти два десятка лет жизни как экс-гея, я напоминаю себе, что я позволил себе пройти через это. Если я смог зайти во все это, я смогу и выйти.