четверг, 25 мая 2017 г.

Сэм Дилан Финч: "Могут ли психически больные люди состоять в здоровых отношениях друг с другом?"

Две руки держат цветок
Источник:Wear Your Voice

Существует эйблистское предположение о том, что люди с психическими проблемами не могут быть вместе, и что только нейротипичные люди могут строить удачные отношения.

Добро пожаловать на Crazy Talk: это колонка, посвященная психическому здоровью. Ее ведет психически больной квир-человек, который использует свой «сумасшедший» опыт, чтобы научить вас чем-то новому и расширять ваши возможности. В мире, который пытается спихнуть нас в пропасть, остается только кричать, брыкаться и бороться со стигмой, причиняющей нам боль. В этой колонке мы без стыда и извинений  будем говорить о том, что значить быть психически больным. Ждите откровенных советов, немного самокритики и хорошую порцию юмора.

Прежде всего, хочу сказать честно, что часть меня люто ненавидит этот вопрос. Мне противно, что мы живем в обществе, которое внушает нам, что психически больные люди сами по себе являются токсичными, и что, объединившись, они становятся особенно токсичными.

Но именно поэтому на этой недели я и рассмотрю этот вопрос.

На прошлой неделе, мне прислали вопрос, на который я не смог ответить. Читатель, борющийся с клинической депрессией, захотел встречаться с кем-то, у кого есть такая же депрессия, но он опасался, что отношения между двумя людьми с психическими заболеваниями не могут быть здоровыми.

Практически у всех людей, с которыми я когда-либо состоял в отношениях, были психические заболевания. По моему опыту, отношения между людьми с психическими заболеваниями могут быть особенно сложными – когда любовь смешивается с сопереживаниями, касающимися общей борьбы, получается гремучая смесь.

Но я видел крайне нестабильные отношения между нейротипиками, и процветающие отношения между психически больными людьми. И я видел обратные ситуации. Для того, чтобы понять, будут ли отношения успешными, психиатрического диагноза недостаточно.

Насколько люди, состоящие в отношениях, доверяют друг другу? Насколько они уважают границы друг друга? Похожие ли у них ценности? Есть ли взаимное уважение? Это лучше, чем какие-либо ментальные диагнозы, показывает, стоит ли продолжать с кем-то отношения.


Думаю, что представление о том, что люди с психическими проблемами не могут быть вместе, что только нейротипичные люди могут строить удачные отношения, и что без них любые отношения развалятся, основаны на эйблистских предрассудках. Считается, что у людей с психическими заболеваниями чего-то не хватает, и что этот «недостаток» могут восполнить только нейротипики. И эти представления не только не соответствуют истине. Они очень вредны оттого, что выставляют нас «неполноценными» в вопросе отношений.

Психические заболевания, несомненно, могут усложнить отношения, потому что они усложняют саму жизнь. Но во всех отношениях возникают трудности, и частью любых отношений является преодоление этих трудностей – какими бы они ни были. Если все участники отношений готовы работать над проблемами, и при этом они глубоко и искренне друг друга уважают, думаю, шансы в их пользу.

Одни из самых стабильных, радостных и надежных отношений, которые у меня были, были у меня с человеком, у которого те же психические заболевания, что и у меня. Мы были вместе пять с половиной лет. Говоря о наших отношениях, стоит заметить, что их главный принцип наш старый психотерапевт назвал бы «ответственность за что-то, а не за кого-то».

В этом есть огромная разница. Я не ответственен за то, что мой партнер решил делать со своим психическим здоровьем, и как он справляется со своими проблемами – он_а сам_а ответствен_на за свой выбор и за то, как он_а справляется со своими проблемами. Но я ответственен за то, что я могу сделать – за ту поддержку, любовь и заботу, которую я могу предложить в пределах устанавливаемых нами границ. Я могу быть рядом с другим человеком на его пути, но я не могу пройти его путь.

Одна из самых распространенных проблем (из тех, что я видел), которая возникает в отношениях между психически больными людьми, заключается в том, что человек не просто пытается понять другого человека, а пытается «спасти» его, беря ответственность за его жизнь на себя. Это выглядит так, как если бы один человек в отношениях превращается в психотерапевта и в единственную поддержку другого. Один чувствует глубокую ответственность за выбор другого, и отношения быстро становятся напряженными и созависимыми.

Правда, нейротипики тоже могут так ошибаться. Но для людей, которые склонны сочувствовать психическим проблемам, гораздо проще так себя вести, даже этого не замечая.

Партнеры, которые способны поддерживать межличностные границы – что очень важно как психически больным людям, так и людям без ментальных проблем – скорее создадут по-настоящему полноценные отношения. Если вы намеренно и явно установили эти границы, то это уже хорошее начало.

Стоит сказать, что не все мы готовы к отношениям. Бывают времена, когда вам надо сосредоточиться на себе и своем самочувствии (как когда в прошлом году я только вышел из больницы после интенсивного амбулаторного лечения). Отношения перестали быть моим приоритетом, потому что только так я мог прийти в себя. Просто это было неподходящее время для отношений.

Но, опять-таки, это касается не только психически больных людей. Каждому, вне зависимости от их психического здоровья, стоит анализировать свою жизнь и решать, какие у него сейчас приоритеты. Важно честно оценивать свои возможности и понимать, что ты сейчас можешь дать, а что нет. Все, в тот или иной период своей жизни, сталкиваются с ситуациями, когда у них недостаточно эмоциональных ресурсов для того, чтобы поделиться ими с другими людьми – в этом нет ничего плохого или неправильного, просто такова жизнь.

Мои отношения с другими психически больными людьми, вне всякого сомнения,  были одними из самых полноценных. Думаю, дело в том, что многие из нас склонны к сочувствию и самопониманию. Когда мы используем этот эмоциональный интеллект, то можем строить друг с другом поистине феноменальные отношения.
Общество в целом акцентирует внимание только на том, какие проблемы возникают между психически больными людьми, и, по-моему, оно так стремится обращать на это внимание из-за стереотипов о том, что люди с психическими заболеваниями хуже людей без психических заболеваний. И поэтому общество считает, что объединившись, мы становимся еще «хуже».

Но я не думаю, что тут работает подобная математика. Я искренне считаю, что когда мы проявляем солидарность друг к другу из-за наших проблем со здоровьем, когда мы лучше относимся к себе и друг к другу, наши отношения становятся уникально динамичными и даже прекрасными. И если у нас есть возможность завести подобные отношения, почему мы должны от нее отказываться?


СЭМ ДИЛАН ФИНЧ - помощник редактора  RESIST и основатель Let’s Queer Things Up!, блога, посвященного интерсекциональному пересечению квирности и психических заболеваний. Как  нейроотличный трансгендерный автор, Сэм стремится усилить голоса маргинализированных людей, и использовать свой жизненный опыт для того, чтобы учить и расширять права и возможности других людей. Он живет в районе залива Сан-Франциско, и там часто можно увидеть, как он прогуливается по улицам, ест Taco Bell, и тихо фотографирует каждую милую собачонку, которая встречается ему на его пути. Посмотрите его блог, прочтите несколько его статей и подружитесь с ним на Twitter!