четверг, 16 марта 2017 г.

Анон R: “О культуре и обесценивании"

Я не отношусь ни к одной из существующих культур. И мое существование очень неудобно противникам расизма, впрочем, как и расистам.

   Но до того как мой читатель сделает поспешные выводы, решит за меня, что я хотела сказать, и оскорбится об это, я хочу подчеркнуть кое-что важное:

1. Я знаю, что расизм и культурная апроприация — очень плохие вещи.
2. Я не пытаюсь обесценить их и показать как менее значимые, чем они есть на самом деле.
3. В этой статье я буду говорить не столько о культурной апроприации, сколько о людях, которые переходят границу между борьбой с расизмом и травлей людей, родившихся не в своей культуре.

  И когда речь заходит о людях, чья культура не совпадает с национальностью, первый же аргумент, который можно услышать, — это «так не бывает».

   Да, тот же аргумент, которым обесценивают опыт транс-людей, аутичных людей, людей с ментальными расстройствами и т. д.

«Так не бывает» — это очень яркий пример газлайтинга.

«Так не бывает» подразумевает, что ваши чувства и опыт ничего не значат, что они являются ошибкой. Потому что человек, говорящий это, почему-то убежден, что лучше вас знает, кто вы и что чувствуете.

   Конечно же, этот аргумент ничего не доказывает и не должен быть воспринят всерьез. Потому что опыт людей важен.
 Кто-то воспримет это как «частные случаи», незначительное исключение из действующего для всех остальных правила. Но даже если бы это было так, оправдывает ли это травлю? Сомневаюсь.

   Теперь немного о моем опыте: моя культура не совпадает с существующими.

   Я не понимаю культуру своей страны, своих родителей, большинства людей, меня окружающих. Я не знаю, зачем эти люди делают определенные вещи, я не понимаю, почему для них важны определенные понятия, я не понимаю их чувства общности.

   У меня есть свои, сконструированные в процессе жизни понятия о норме, морали, вежливости, эстетике, собственные поведенческие паттерны, ценности и табу. В чем-то они основаны на культурах, меня окружающих, но отличаются слишком сильно, чтобы вписываться в их рамки. Это совершенно другая культура.

   И это создает некоторые трудности. Потому что, когда человек с русской культурой говорит о том, что-то невежливо, это правильно, потому  что в их культуре так принято. Но если что-либо совершенно неприемлемо для моей культуры, то я просто выдумала это. Его чувства важны, потому что его понятия о норме предопределены поколениями до него и поддерживаются множеством людей. Мои — нет.

   Кроме этого, я живу будто в чужой стране, я изучаю их порядки, но я никогда не смогу понять их полностью. Что хуже — в мире просто нет страны, культура которой была бы мне понятна.

   Но, очевидно, так не у всех. Культура некоторых людей совпадает с культурой «чужих» для них стран. Это дает им чувство общности с людьми, думающими также. Они стремятся изучить эту культуру, вписаться, стать для этих людей настолько же своими, насколько эти люди являются для них. И встречаются с множеством предрассудков. От них ожидают, что они будут мыслить в рамках приписанной им культуры, но не их собственной. Я верю, что эта проблема решится со временем, непонимание пройдет и человек станет своим для окружающих и впишется настолько, насколько это возможно.

   Но обязательно появятся люди, которые обвинят его в том, что он украл чужую культуру. Просто потому, что он не вписывается в их представления о представителях этой культуры. Отличается внешне, родился не в той стране.

   Потому что он имеет привилегию не быть осуждаемым белыми людьми за использование каких-то атрибутов этой культуры. Но так ли важна эта привилегия? Действительно ли важно, что представители доминирующей культуры будут думать о тебе, если при этом люди из твоей культуры будут тебя осуждать, как не осуждали бы, если бы ты выглядел как они и родился в их стране?

   И на самом деле я вижу здесь очень четкую параллель с гендером. И то и другое приписывается при рождении и в большинстве своем определяется социализацией. И в обоих случаях есть те, кто не вписывается в поставленные рамки.

   Транс-женщина, которую все принимают за мужчину, не будет сталкиваться с проблемами, с которыми сталкиваются многие женщины, до тех пор пока скрывает свою идентичность. Но если она откроется, то подвергнется немалому осуждению, и даже те, кто вроде как должен защищать женщин, не постесняются сказать ей, что она «мужик в юбке» и «не понимает, что такое быть женщиной».

   Человек, родившийся не в своей культуре, может не сталкиваться со многими проблемами людей его культуры. Но когда он откроется, он подвергнется серьезному давлению как со стороны расистов, так и со стороны правозащитников, которые не постесняются сказать, что он «ворует чужую культуру» и «не понимает, что такое быть человеком этой культуры».

   Защищать людей от расизма важно. Культурная апроприация — серьезная проблема. Но всегда нужно видеть разницу между заимствованием атрибутов чужой культуры ради забавы и попыткой вписаться в свою собственную культуру.