четверг, 26 января 2017 г.

Айман Экфорд: «Эйджистская сексофобия»


1. О СЕКСОФОБИИ.
Представьте, что вы оказались в параллельном измерении. Продукты в магазинах лежат за закрытыми витринами. О них принято говорить шепотом. В журналах для взрослых написаны кулинарные рецепты дорогостоящих блюд. Вы видите гетто, в котором вынуждены жить те, кто предпочитает слишком острые блюда, которые в этом мире особо табуированы. Многих любителей острого даже выгнали из дома их родители, увидев, как они прячут в ящичках стола перец и сушеный имбирь. А в соседней стране недавно сбросили с крыши группу подростков, которые ели чеснок с йогуртом.

Абсурдно, правда? Кому может навредить поедание чеснока с йогуртом? Кому  какое дело до того, кто и что ест?
А кому какое дело до того, кто с кем спит?
Вы, вероятно, только что подумали о том, что «секс гораздо более серьезная тема», чем еда. Но почему? Есть ли у подобных утверждений рациональные, научные обоснования?

Тема секса табиурована просто потому, что так сформировалась наша культура. Безвредные «сексуальные девиации» преследуются как реальные преступления. Навязываемые культурой безосновательные нормы «морали» ставятся выше жизней реальных людей.

Об этом очень хорошо написала в своей работе «Размышляя о сексе:
заметки о радикальной теории сексуальных политик» феминистка Геил Рубин:

«В западной культуре к сексу относятся слишком серьезно. Жен¬щину или мужчину не сочтут аморальным, не заключат в тюрьму и не выгонят из семьи за то, что он или она предпочитают острую кух¬ню. Но все это (и даже больше!) вполне могут совершить с челове¬ком, который наслаждается эротическими играми с кожаной туф¬лей. В конце концов, какое социальное значение имеет то, что кто-то обожает мастурбировать на кожаную туфлю? Это может быть и не таким уж и несущественным, но раз уж мы не спрашиваем разреше¬ния на то, чтобы носить свои туфли, едва ли кажется необходимым спрашивать разрешение на то, чтобы эякулировать на них.
Но если к сексу относятся слишком серьезно, то сексуальные преследования по-прежнему воспринимаются слишком легкомыс¬ленно. Существует систематическая дискриминация людей и сооб¬ществ по принципу эротических предпочтений или поведения. Име¬ют место серьезные наказания за принадлежность к различным сексуальным профессиональным кастам. Сексуальность молодежи от¬рицается, в то время, как с сексуальностью взрослых зачастую обра¬щаются как с грузом радиоактивных отходов, а графическая репре¬зентация секса утоплена в трясине социальной и законодательной казуистики».

Сексуальное влечение людей, не достигших восемнадцати лет, действительно отрицается. Уже около полугода я стараюсь говорить и писать о Правах молодежи, но в половине случаев подобные разговоры превращаются в бессмысленные споры, потому что в огромном перечне прав, о котором я говорю (таких как право баллотироваться на государственные должности, право голоса, право на принятие самостоятельных медицинских решений, право выбора места жительства, право на владение собственностью и т.п.), люди обращают внимание только на «отмену возраста согласия».


Почему сексуальная свобода волнует их больше, чем свобода в выборе места жительства или свобода в выборе пищи, если все три свободы с одинаковой вероятностью могут негативно сказаться на здоровье?
Причина только в нашей культуре. Она иррациональна.

Миф о том, что подростки не могут испытывать сексуального влечения и не должны знать о сексе, довольно новый. Все вы, вероятно, читали в школе пьесу Шекспира «Ромео и Джульетта», в которой Джульетте было около 14 лет, а ее мать родила ее в еще более молодом возрасте. В те времена это считалось нормой, но теперь появились новые мифы и новые табу.  Миф о «всеобщей асексуальности подростков» появился довольно быстро, и прочно укоренился в нашей культуре, вытеснив опыт, накопленный за большую часть истории человечества.

Как и прочие сексофобные мифы, миф об опасности секса для подростков ничем не обоснован, зато прекрасно служит угнетению молодых людей. Эйджистская система, как и гетеронорматиность, паразитирует на сексофобии. А сексофобия служит укреплению эйджизма. Это – идеальный симбиоз.

И вот как это работает: любой разговор о понижении возраста совершеннолетия и о наделении подростков всеми правами, которые есть у взрослых, (такими как право на участие в политической жизни или право на совершение финансовых сделок) неизбежно приведет к разговору о возрасте согласия. Потому что разве можно позволить принимать политические решения человеку, который не может даже распоряжаться собственным телом?
А любой разговор об отмене возраста согласия приравнивает вас (в глазах многих представителей общественности) к педофилам. А значит, тема будет закрыта.



2. ОБ ЭЙДЖИЗМЕ.
Миф о том, что подростки не могут принимать адекватные решения, касающихся их тел, пронизывает все разговоры о возрасте согласия.

Не важно, говоришь ты об этом с «ватником» или с либералом, с правым или с левым, с верующим или с атеистом. Многие мои оппоненты, обвиняющие меня в симпатии к педофилам (как будто педофилов могут привлекать подростки), были феминистками и подписчиками ЛГБТ-групп.
Большинство из них были подписаны на группу «Дети-404», и практически все они признавали, что подростки могут испытывать сексуальное влечение.
Некоторые из них даже называли себя «антиэйджистами».

Но при этом они отрицали то, что подростки могут мыслить и действовать.
Самые «либеральные» мои оппоненты-феминистки говорили о том, что «они против только межпоколенного секса, потому что подростки более угнетены, чем взрослые, а значит, взрослые будут их тра*ать». Но этот аргумент звучит абсурдно. Феминистки часто упоминают о проблемах женщин в Афганистане времен правления Талибана, но ни в одном подобном разговоре не было упоминания о том, что в Афганистане времен Талибана нужно было запретить добровольные сексуальные отношения между мужчинами и женщинами. И это несмотря на то, что женщины на этих территориях были намного сильнее угнетены, чем мужчины.

Почему же феминистки в свое время не требовали запрета секса в Афганистане из-за того, что «мужчины там будут просто тра*ать женщин»? И почему сейчас они не требуют запрета секса между представителями разных социальных слоев под предлогом того, что иначе «богатые просто оттра*ают бедных»?

Потому что они не считают женщин и бедных людей безмозглыми табуретками, которых можно просто «оттра*ать». Они рассматривают в качестве субъектов сексуальных отношений, в качестве тех, кто может принимать решения, и кто может хоть что-то делать самостоятельно.

Детей же полностью объективизируют. О том, что они могут сами чего-то хотеть, сами быть инициаторами сексуальных отношений, или что они, наоборот, могут сказать нет, забывают.

И это - единственная причина, по которой я говорю о возрасте согласия. Потому что без отмены возраста согласия подростков не будут считать полноценными людьми.
Потому что вы не можете быть «антиэйджистами», если считаете, что до 18 лет человек неспособен принимать решения, касающиеся его же собственного тела.

____
P.S. ВОТ 8 ФАКТОВ О МОЕЙ ПОЗИЦИИ, которые, боюсь, могут быть непонятны с первого раза:

1) В тексте идет речь о тех людях, которые достигли полового созревания. Это текст о подростках, а не о маленьких детях.

2) Не во всех странах есть такое понятие, как «возраст согласия», и это не приводит к катастрофе и массовому насилию. Например, в России до 1997 года и в Советском Союзе такого понятия не было; вместо этого говорили о «лицах, не достигших половой зрелости».

3) В тексте идет речь исключительно о добровольных сексуальных отношениях, а не об изнасиловании (т.е. не о том, что кто-то кого-то просто «отр*ает»).

4) В этом тексте про Права молодежи и возрасте согласия «Права молодежи» важнее, чем «возраст согласия». Я пишу, прежде всего, об отмене существующей системы совершеннолетия, для деконструкции которой, В ТОМ ЧИСЛЕ, необходимо отменить возраст согласия.

5) Я признаю, что на практике подобны изменения будут постепенными.

6) Я понимаю аргументы о том, что «родители подростка не обязаны заботиться еще и о внуке». Но, во-первых, я считаю, что у подростков должен быть доступ  к контрацепции и полная информация о контрацепции, а, во-вторых, что у подростков должно быть право работать и жить самостоятельно.

7) Детям еще с ранних лет важно рассказывать о том, что такое "согласие на секс". Особенно девочкам, на которых чаще оказывается давление. Потому что нередки случаи, когда даже замужние женщины становятся жертвами изнасилований (особенно со стороны мужей), потому что они не знали о том, что они могут отказаться от секса, или не знали, как именно отказаться. И это еще один пример того, как сексофобия портит людям жизнь - стараясь скрыть от детей информацию о сексе, родители непреднамеренно повышают риск изнасилований, нежелательной беременности и инфекций, передаваемых половым путем. Так что прежде чем считать подростков дураками, не знающими о рисках, связанных с сексуальной жизнью, убедитесь, что подростки не изолированы от информации об этих рисках!

8) Я ненавижу споры о возрасте согласия и не желаю участвовать в них, если в этом нет необходимости (например, если вы не собираетесь спрашивать моего мнения для написания статьи в крупном журнале, или для проведения лекции (по сексологии или антиэйджизму)).