среда, 11 января 2017 г.

Кейтлин Николь ОНил: «Проблематичность понимания родительских прав в качестве индивидуальных прав»

Источник:The Youth Rights blog

В контексте предстоящего вынесения решения по вопросам однополых браков Верховным судом, можно услышать много рассуждений о том, как проголосует судья Энтони Кеннеди. В статье
Los Angelos Times приведена цитата Кеннеди, в которой он заявляет, что он определенно верит в то, что у людей должно быть право: «самостоятельно принимать любые решения, касающиеся брака, деторождения, контрацепции, семейных взаимоотношений, а также воспитания и образования  детей». Эта цитата Кеннеди была приведена исключительно в качестве примера того, что Кеннеди верит, что у людей должно быть право самостоятельно решать вопросы, касающиеся их личной жизни, и что правительство не должно в это вмешиваться. Несмотря на то, что большинство читателей статьи посчитают это высказывание вполне безобидным, уровень Оруэлловского двоемыслия этого высказывания может показаться просто поразительным, если критически его осмыслить.

Разве не странно то, что наша политическая культура и общество в целом считает  вопросы «воспитания и образования детей» такими же личными вопросами и правами их родителей,  как вопросы, связанные с личной жизнью, межличностными и семейными отношением и телесной автономией? Вопросы о том, будет ли человек использовать контрацепцию, и собирается ли он вступать в брак с человеком того же пола, действительно являются личным делом этого человека,  потому что они, прежде всего, влияют на его жизнь (и частично на тех людей, часть жизни которых, по их же выбору, связана с этими решениями). Решения о том, какое образование давать детям и как их воспитывать, являются решениями, которые делают одних физических лиц в политическом, социальном и экономическом смысле бессильными перед другими. Причисляя право на решения, касающиеся  воспитания детей, к индивидуальным правам наравне с остальными, судья Кеннеди переворачивает саму концепцию индивидуального права. Потому что подобные «права родителей» являются противоположностью индивидуальному праву, давая (при полной поддержке государства) одним людям власть над другими.


Я не собираюсь критиковать за это заявление исключительно судью Кеннеди. Он всего лишь является носителем доминирующего менталитета, который разделяют множество образованных и умных людей.  Тем не менее, этот менталитет основан на заблуждениях.

Это заявление судьи Кеннеди демонстрирует, насколько сильно закон и доминирующая культура склонны воспринимать несовершеннолетних в качестве собственности их родителей и других взрослых, влияющих на их жизни. При этом у несовершеннолетних даже не остается возможности защищать свои интересы. Несовершеннолетние могут не хотеть исповедовать ту религию, которую пытаются им навязать их родители (или другие влияющие на их жизнь взрослые). Они могут стремиться избегать того типа или способа образования, который для них выбрали родители. Для них могут быть выгодны те медицинские процедуры, которые им отказываются делать из-за отсутствия разрешения со стороны опекунов. Они могут хотеть общаться с теми, с кем их семья не хочет иметь ничего общего.  Судья Кеннеди игнорирует подобные ситуации, когда в качестве «индивидуального права» приравнивает то, что человек может вступать в сексуальные отношения с выбранным им партнером, и то, что человек может навязывать образ жизни другому человеку - своему ребенку, (например, выбирая для него определенную школу), не учитывая, при этом, мнения ребенка.

Вопросы «воспитания детей» не являются «индивидуальным правом» в том смысле, в котором его понимают в нашей стране и в других свободных обществах. Права родителей зачастую являются отрицанием прав самых бесправных членов общества. Даже если кто-то считает, что детям  необходим определенный уровень патернализма (с чем я не согласна, но это тема для другого поста), было бы гораздо лучше, если бы этот человек признавал, что идет на жесткие меры потому, что считает, что так лучше для детей, чем если бы он говорил, что принятие решений за другого человека является его «индивидуальным правом».