четверг, 1 декабря 2016 г.

Робин Тран: «Хватит притворяться, что вы заботитесь обо мне, стараясь контролировать мой тон»

(Примечание администрации сайта: Данная статья размещена здесь, потому что тоновая полиция и попытки контролировать тон в разговорах о социальной справедливости широко распространены не только в российском обществе, но и в активистских и благотворительных сообществах. И с этим пора покончить)

Источник: Everyday Feminism


(Предупреждения: трансмизогиния, мисгендеринг, упоминание суицида)

A person sitting in front of a laptop is looking down and running their fingers through their hair.
(Описание изображения: Человек, сидящий перед ноутбуком, смотрит вниз и перебирает пальцами волосы)

В течение последних месяцев я размещала в социальных сетях много гневных постов о том, как другие люди ежедневно надо мною издеваются – в основном из-за того, что я трансгендерная женщина.

Из-за этого я сильно злилась. Я выгорела от постоянной борьбы. Я замечала, что мои друзья испытывают ту же злость из-за того же угнетения,  и мне часто хотелось убедиться в их эмоциональном здоровье.
Я хотела написать статью о важности ухода за собой во время борьбы за социальную справедливость, и в первую очередь я писала ее для друзей.
Я надеялась, то смогу написать ее, не приобщаясь к «полиции солидности» (как среди активистов называют тех, кто старается контролировать тон своих собственных союзников). Я надеялась, что смогу помочь людям найти баланс между борьбой за чужие права и борьбой за свои интересы.

Но написав половину статьи, я захлопнула ноутбук и больше к ней не возвращалась.

А потом в два часа ночи человек, с которым я никогда не общалась, не взаимодействовала и даже не встречалась, прислал мне на Facebook вот такое сообщение:

«Когда я впервые увидел_а вас на Improv at the Spectrum, я решил_а, что вы очень крутой чувак! Но я думаю, что вам есть чему поучиться в вопросах принятия, и я желаю вам удачи. Я по многим причинам не могу видеть, как вы набрасываетесь на людей в своих постах… Если вы хотите быть принятой, принимайте других. Посмотрите на величайших людей, которые когда-либо ходили по этой планете (Мартин Лютер Кинг, Гандхи, Будда, Иисус) – посмотрите, что все они говорили с позиции любви и сострадания. Подумайте о том, что они совершили. Если вы хотите перемен, то проявляйте безоговорочную любовь… Если вы хотите, чтобы мир остался прежним, отвечайте оружием на оружие…»


Вначале я гадала, кто же такой этот «Гандхи», а потом почувствовала, как закипает моя кровь, и поняла, одну из причин того, что я так и не закончила эту статью.

Потому что вне зависимости от того, насколько милой я являюсь, насколько я понимающая, как я умею заботиться о себе, и как хорошо я отношусь к другим людям, иногда даже тогда, когда они плохо ко мне относятся, мне всегда будут писать подобные сообщения о том, что моего сочувствия недостаточно.

И это наполняет меня невыразимым гневом.


Сообщение на Facebook пришло практически сразу после нескольких моих постов, в которых я искренне раскаивалась в некоторых своих предыдущих особо яростных постах. В течение нескольких месяцев я критиковала «белых чуваков», потому что я получала больше всего трансфобных сообщений и больше всего снисходительных посланий именно от белых мужчин. Но потом я поняла, что некоторые вещи, которые я писала, были несправедливо суровыми, и поэтому я попросила прощения.

В последний месяц я только и делала, что извинялась. Я старалась сдерживать свой гнев. Я сдерживала его даже когда несколько незнакомцев стали доставать меня вопросами о том, что у меня между ног, и требовали им это показать.

И после всех этих извинений незнакомцы продолжают слать мне снисходительные сообщения на Facebook, потому что, по мнению людей вроде автора приведенного мною сообщения (у меня полная папка подобных писем), я должна стать еще более толерантной, теперь уже к людям, которые не толерантны ко мне.

Я потратила слишком много сил, пытаясь контролировать свой гнев, но при этом люди продолжают судить меня за этот гнев.

И, думая об этом, я поняла, что пытаясь написать статью, посвященную  заботе о себе, я совершенно случайно стала писать ее в подобном снисходительном тоне.

Но самый быстрый способ спровоцировать гнев и без того разозленного человека – это попытаться заставить его успокоиться. Люди, называющие себя моими союзниками, заставили меня поверить в то, что я «злой человек». Я начала усваивать эту веру, считать себя человеком, полным ненависти, которому надо постоянно контролировать свою злость, чтобы никому не мешать.

Но с этим покончено.

Я не «злой человек». Я просто очень страстный и увлеченный человек, который испытывает злость из-за того плохого обращения, с которым я сталкиваюсь. Сейчас я имею в виду не только обращение со стороны фанатиков, а скорее обращение со стороны друзей, которые постоянно просят меня «успокоиться», потому что моя злость их якобы отталкивает.

И  я почти написала статью, оправдывающую подобное отношение со стороны людей. Я чуть не дала людям еще больше причин использовать имя Мартина Лютера Кинга в неправильном контексте, использовать его ради того, чтобы заставить замолчать людей вроде меня, людей, выступающих против социальной несправедливости.

Обвиняя угнетаемых людей, выступающих против своего угнетения, в «излишней» эмоциональности, вы не только проявляете невежественность и снисходительность, а и демонстрируете одну из форм виктимблейминга (обвинения жертвы). Когда кто-то говорит: «ты должен забыть свою ненависть», он обычно ошибочно подразумевает, что я никогда ничего подобного не прощаю. Но при этом я сталкиваюсь с таким количеством микроагрессии, что у меня просто не хватило бы сил на то, чтобы обращать на нее внимание.

Если вы когда-нибудь слышали мои выступления по радио, или смотрели интермедии с моим участием, или даже если вы когда-нибудь со мной говорили, вы знаете, что я провожу уйму времени на улыбки и шутки.

Я трачу очень много сил на то, чтобы принимать других, и я стараюсь всегда быть чуткой к тем, кого пытаются заставить замолчать, даже если позиция этих людей отлична от моей, потому что я прекрасно понимаю, каково это – когда тебя пытаются заставить замолчать, когда тебя бросают, и ты чувствуешь себя в изоляции.
Еще я медитирую, хожу на терапию, делаю упражнения и сижу на различных диетах. Я делаю все, чтобы позаботиться о себе, но этого недостаточно.

Когда я была слишком разозленной, и это было заметно, некоторые люди бросали меня при первом признаке беды. Для них это было чересчур. И это были те самые люди, которых я так старалась успокоить. Это было ошибкой.

Я чувствовала себя виноватой за то, что моя злость причина им неудобства, поэтому я старалась попросить у них прощения за то, что не смогла справиться со своими эмоциями. Я извинялась даже после того, как сотни людей писали мне на Facebook трансфобные оскорбления и настаивали на том, что я должна покончить жизнь самоубийством.

- Мне так жаль, я должна была быть хладнокровной в работе с этими фанатиками, - говорила я.

- Прошу, простите меня за то, что я несколько раз огрызнулась, увидев как на меня угрожающе пялится один чувак, сидящий в баре, так что сидящему рядом со мной другу-комедианту пришлось меня успокаивать, - умоляла я.

А может, мне стоит просить прощение за то, что я не могу выйти из дома, чувствуя себя при этом полностью в безопасности, и за то, что иногда я пытаюсь обмануть саму себя, чтобы почувствовать себя в безопасности, или за то, что мне приходится постоянно оглядываться? Пожалуйста, простите меня и за это, я же из-за этого злюсь, а моя злость заставляет вас неудобно себя чувствовать, а я не хочу, чтобы вам было неудобно!

Но критикам все равно. Они не принимают моих извинений. Им безразлично то, что я чувствую, и то, через что я прохожу. Их не волнуют мои чувства и мое психическое состояние.

Единственное, что их волнует – это их комфортная жизнь, а я иногда не даю им чувствовать себя комфортно. Поэтому им не важны другие 95% времени, когда я спокойно реагирую на дискриминацию.

Когда вы начинаете предложение с: «я знаю, через что вам пришлось пройти, НО» - то вы точно не знаете, через что мне пришлось пройти. Так что хватит притворяться, что вы знаете. Хватит притворяться, что вас это волнует. Прекратите говорить мне, что я не имею право говорить, что я думаю тем людям, которые относятся ко мне как к недочеловеку.

Моим друзьям не надо, чтобы я учила их заботиться о себе. У них, точно так же, как и у меня, есть право на гнев. Это не значит, что мы злые или агрессивные, и не значит, что мы неудачники, неспособные контролировать свои эмоции. Вина лежит в первую очередь на тех, кто извергает ненависть по отношению к ним.

Итак, чувствуйте эту ярость и продолжайте борьбу, если ваше сердце приказывает вам делать это. Вам не надо, чтобы я объясняла вам, как вы должны заботиться о себе. Думаю, вы уже знаете, что именно вам может помочь. У вас есть право чувствовать себя так, как вы чувствуете. Не позволяйте мне или кому-либо другому указывать вам, что вы должны чувствовать.



Робин Тран является одной из авторов Everyday Feminism. Она комедиантка  и блоггер. Она получила степень бакалавра по английскому языку в UC Irvine. Вначале 2015 года Робин совершила камин-аут как трансгендерная женщина, и до сих пор описывает этот свой опыт. Она выступала на Improv, Mad House Comedy Club, и Comedy Palace, а ее статьи были опубликованы на xoJane и Time.com. 
_____

Читайте также список статей (на русском языке) о том, что такое тоновая полиция, и какой вред она причиняет.