пятница, 21 октября 2016 г.

Эльза С. Генри: "Про чойс НЕ ДОЛЖЕН быть эйблистским"

Источник: Feminist sonar
Переводчица: Мария Олзоева

Около получаса назад Представительница Томпсон из Техаса произнесла слова, которые разбили мое сердце.

Эти слова были не о том, что аборт не должен быть выбором. Черт возьми, да она даже говорила ЗА женщин, которые пережили изнасилование и инцест. Она говорила  ЗА ту позицию по поводу этого вопроса, которую я поддерживаю -- позицию про чойс. Но я больше не чувствую, что хочу быть частью ТОЙ позиции. Я больше не чувствую, что моя жизнь это что-то, что они считают ценным. И меня это чертовски бесит.

Последние две недели я следила за всеми дебатами во МНОГИХ штатах, в то время как эта страна начинает ограничивать право женщины распоряжаться своим собственным телом.

Мой голос не был услышан.

Представительница Томпсон сказала, что дети инцеста "отсталые", и что они "деформированны".

Эй, братия про чойса? ЭТА ЭЙБЛИСТСКАЯ РИТОРИКА ДОЛЖНА ПРЕКРАТИТЬСЯ.

 Риторика о том, что аборт -- это избавление от инвалидных жизней, должна ПРЕКРАТИТЬСЯ.

Использование слов "отсталые", "деформированные", "сломанные" должно прекратиться.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЖИЗНЕЙ ИНВАДИД_ОК БЕЗ ГОЛОСОВ  ИНВАЛИД_ОК ДОЛЖНО ПРЕКРАТИТЬСЯ.

Я -- инвалидка.

Я -- про чойс.

Но каждый раз, когда кто-то на МОЕЙ стороне открывает свой рот и рассказывает истории о людях, абортирующих  своих инвалидных зародышей, чтобы показать, почему нам НУЖНЫ аборты, мне становится дурно. Я чувствую себя преданной. Я чувствую, будто моя жизнь не стоит обдумывания.

Да. Родители должны принимать решения САМИ.

Прошлой ночью во время публичного слушания другая женщина сказала, что "не каждый ребенок-инвалид имеет синдром Дауна и много улыбается" - и это правда. Некоторые из нас незряиче, глухие, и рождены с дефектами сердца. У меня было 9 операций к тому времени, когда мне исполнилось 6 месяцев (я не очень уверена насчет количества операций, но оно было БОЛЬШОЕ. Несколько на моих глазах, несколько на моем сердце.) То есть я хочу сказать, что первый год моей жизни был АДОМ.

Но я жива, и я разговариваю, и я независима и счастлива. Только то, что инвалидная жизнь тяжела, не значит, что она не стоит быть прожитой. Я ненавижу тот факт, что вынуждена говорить как про лайф. Действительно ненавижу.

Но я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО  за жизнь. Я за жизни матерей, которые делают выбор прекратить беременность, основываясь на СВОИХ решениях. Я за жизни инвалид_ок, которые выбирают жить, я ЗА ЖИЗНЬ, когда дело касается смерти с достоинством, когда это касается НЕ получения смертного приговора.

Я просто хочу, чтобы люди перестали использовать мою жизнь и мое инвалидное тело без консультирования со мной, не слыша мой голос. Я устала от других феминисток, не высказывающихся о том, что подобные риторики неприемлемы. Я устала также от предположений, что не захочу быть матерью. Я устала от того, что в этом диалоге ни разу не упоминается тот факт, что женщины с инвалидностью имеют право на аборты, право доступа к женскому здоровью, тот факт, что инвалидок насилуют и заставляют забеременеть против их воли.

Я устала от того, что не слышу о том, что женщинам с инвалидностями нужен доступ к предохранению и абортам.

Инвалидки также имеют право распоряжаться своими матками.

Мы устали от того, что нас используют. Высказывайтесь за наши права, а не о нашей ценности.

(Андреа просто говорит "НАХ*Р ЭТО ДЕРЬМО." ОЧЕНЬ ЧАСТО. И еще "Техас получает столько поддержки, и раз в день мне говорят, что я должна умереть")