пятница, 16 сентября 2016 г.

Сюзанна Вайс: «6 бесполезных комментариев, которые обесценивают опыт людей во время разговоров о социальной справедливости»

Источник: Everyday Feminism


A person sits in front of a laptop, appearing worried, with one hand touching their forehead.
(Описание изображения: Человек сидит перед ноутбуком, обеспокоенно касаясь рукой лба)


Для того, чтобы говорить о пережитой вами несправедливости может понадобиться смелость. И ситуация становится еще хуже, если после вашего откровения люди попытаются заставить вас замолчать.

Большинство людей, которые говорило о сексизме, расизме и о других социальных проблемах, знакомо хотя бы с несколькими аргументами, которые обычно используются для газлайтинга.

Газлайтинг – это один из способов эмоционального насилия. Это техника, с помощью которой люди пытаются заставить тебя поверить в то, что ты не можешь адекватно оценивать сложившуюся ситуацию. Подобный прием часто используется в контексте интимных отношений, но он может присутствовать в любом общении.

Чаще всего, газлайтинг проявляют те, у кого есть привилегии по отношению к угнетенным. Привилегированные люди используют газлайтинг для того, чтобы сказать угнетенным, что они лучше них самих знают, что те испытывают, и поэтому мнение самих угнетенных неважно.

В этом заключается суть проблемы, но я хочу рассмотреть ее подробнее. Вот некоторые аргументы, которые привилегированные люди, насколько я знаю, часто приводят для газлайтинга – и объяснения, чем именно вреден подобный подход.


1. «Это все проблемы «первого мира»»
«Как ты можешь говорить о микроагрессии, когда девочек на Ближнем Востоке убивают за то, что они пытаются получить образование?»

«Расстройства пищевого поведения – это проблема первого мира. Некоторым людям вообще нечего есть!»

Этот аргумент часто используется во время обсуждения проблем, с которыми сталкиваются относительно привилегированные группы. Часто он имеет расистскую подоплеку, потому что человек, говорящий о «реальных проблемах», зачастую сам не понимает эти самые «реальные проблемы», потому что принадлежит к другой культуре.
Кроме того, подобные заявления вредны от того, что они подразумевают, что вместо того, чтобы бороться против любого угнетения, мы должны быть благодарны за то, что мы меньше угнетены, чем другие. 
Если вы женщина, цветной человек или представитель любой другой угнетенной группы, то легко думать, что вы должны быть благодарны просто за то, что мужчины вас не насилуют, а кто-то белый выслушал  вас и отнесся к вам как к человеку. 

Но как сказала Сьюзен Б. Энтони: «Наша задача состоит не в том, чтобы заставить девушек испытывать благодарность. Наша задача – заставить их быть «неблагодарными», чтобы они могли двигаться вперед. Благодарность никого не приведет к радикальным переменам».
Говоря людям, что они должны быть благодарны за то, что все не слишком ужасно, мы тем самым навязываем им необоснованное чувство благодарности и заниженные стандарты «нормального отношения».
Если у вас ожог первой степени, то вам не станет легче от того, что вы узнаете, что у кого-то ожог третьей степени. И если кому-то нужна срочная медицинская помощь, было бы неуместно рассказывать ему о более серьезных медицинских проблемах.

2. «У всех так бывает»
Феминизм и другие движения за социальную справедливость часто обвиняют в том, что мы привлекаем внимание к общим проблемам как к нашим частным. 

Эти претензии обычно упираются в заявления об общечеловеческих проблемах: «Все мы люди» и «У всех так бывает».

Но дело в том, что очень долго люди не осознавали, что все мы люди и что между различными группами гораздо больше общего, чем отличий. И это привело к тому, что у разных групп развился разный опыт. 
Однажды знакомый мужчина сказал мне, что он прекрасно понимает, что значит чувствовать самообъективизацию, потому что он часто волнуется, достаточно ли профессионально он выглядит. Когда я попыталась ему объяснить, что я имею в виду совершенно другую проблему, он заявил, что все мы люди и поэтому, конечно же, все мы должны понимать эмоции друг друга.

- Боль есть боль, - согласился его друг.
Но существуют совершенно разные виды боли! И если вам кажется, что не существует какого-то особого вида боли, который описывает другой человек то, возможно, дело в том, что вы слишком привилегированные для того, чтобы ее испытывать. 

Поймите, я все понимаю. Я хиппи. И я верю, что глубоко внутри мы все одинаковые. Но мы все жили в разных условиях – и, отрицая право людей говорить о своих правах, вы, тем самым, ставите под сомнение правдивость их восприятия.


3. «Не позволяйте этому одержать над вами верх!»
Один из троллей на Twitter однажды мне написал, что я должна перестать жаловаться на то, что людей стыдят за секс, за «лишний» вес и за другие вещи, и просто не позволять людям заставлять себя чувствовать стыд.
Давайте кое-что проясним: Другие люди в принципе не могут заставить меня чего-то стыдиться. Но это не отменяет тот факт, что люди продолжают нас стыдить. 

Идея того, что можно «позволить» людям заставить чувствовать себя определенным образом, вредна еще и потому, что она делает людей ответственными за чужие ошибки, и делит эмоциональные реакции на «правильные» и «неправильные». 
Но даже если бы мы все были роботами, которые могли бы запрограммировать себя на то, чтобы «не реагировать», когда с нами плохо обращаются, это бы не отменяло того факта, что с нами плохо обращаются. Нам просто было бы легче переносить плохое обращение.

На самом деле, многие из нас научились очень хорошо переносить плохое обращение, и это стало отнимать у нас много сил.

Мы не должны нести на себе бремя угнетения, «не позволяя» другим людям причинять нам боль. Нам не нужно пытаться игнорировать неравенство – потому что, в первую очередь, проблема заключается в самом неравенстве. 
Попытки «не реагировать» на дискриминацию могут быть хорошим краткосрочным решением но, в конце концов, они могут слишком дорого нам обойтись как на личностном, так и на социальном уровне.


4. «Хватит играть в полицию Политкорректности»
Где проходит грань между неприемлемым поведением и ограничением свободы слова? В последнее время на эту тему было много дебатов, особенно в университетских городках. Ограничителей Свободы Слова часто называют «полицией Политкорректности».

Когда люди жалуются на «полицию Политкорректности», это звучит так, словно мы следим за языком и поведением людей так, как кто-то следит за чужой грамматикой. Как будто мы просто хотим быть претенциозными, или у нас просто такое интеллектуальное хобби. И неважно, что политическая некорректность глубоко и очень лично ранит многих людей.

Быть «политкорректным» на самом деле значит просто быть хорошим человеком. Превращая требования в некий формальный кодекс поведения, люди просто показывают несправедливость основных ошибок, чтобы создать для других людей более комфортные и инклюзивные условия. 

Членам привилегированных групп требования вроде отказа от эйблистких выражений и использования гендерно-инклюзивного языка могут показаться случайными придирками. Но подобное политически корректное поведение может очень многое изменить для людей, которых оно напрямую касается. 

Даже если вы полностью не понимаете, как определенный способ речи или действий влияет на те группы, к которым вы не принадлежите, помните, что для того, чтобы помочь им вам надо сделать не так уж много, зато вы можете нанести им вред, если вы этого не сделаете. 
Политическая корректность никому не вредит. Политическая некорректность вредит. Все элементарно. Переходим к следующему пункту.

5. «Жаловаться бесполезно»
Как и «не позволяйте этому одержать над вами верх», совет «не жаловаться» чаще всего дается для того, чтобы вас мотивировать. Этот совет любят давать по всем вопросам потому что, якобы, будучи позитивным, вы сможете добавить больше позитивных моментов в свою жизнь. 

Но иногда мы просто не можем сделать свою жизнь более позитивной. Социальная несправедливость – это не личностная проблема. Мы не сможем от нее избавиться, занимаясь йогой, принимая теплую ванну или делая любые другие штуки, которые люди, чаще всего, предлагают делать в подобных случаях. 

Сам по себе позитивный взгляд на вещи не решит проблемы. 

Да, забота о себе – это очень важно, и иногда это никак не связано с позитивными мыслями.

Но это личный выбор, сделанный ради личностного благополучия. Это не может решить глобальные проблемы.

Вы сильно упрощаете проблемы, связанные с социальной справедливостью, когда начинаете подобным образом о них рассуждать.  Если бы можно было избавиться от социальной справедливости перестав обращать на нее внимание, ее бы уже давно не было.

6. «Они хотели как лучше»
Если кто-то случайно сказал или сделал что-то, что послужило чьему-то угнетению, то факт, что он «хотел как лучше» не освобождает его от ответственности. Мы имеем право указывать на ошибки, вне зависимости от того, были ли они случайными или нет.

На самом деле те, кто действительно хочет сделать все «как лучше», заинтересованы в обратной связи, верно? Они хотят понять, как не навредить людям.

Прекрасно, если кто-то хотел быть более инклюзивным, но если он сделал что-то не так, всем будет лучше, если станет известно, в чем именно состоит проблема.

Если кто-то шутит об изнасилованиях, то его «благие намерения» не заставят жертву изнасилования лучше себя чувствовать. Если кто-то использует синоним слова «гей» в качестве оскорбления, то, несмотря на благие намерения, его слова заденут квир-человека, который это слышал. 
Мы имеем право чувствовать то, что мы чувствуем, и мы не должны отказываться от своих чувств, чтобы сделать приятное тому, кто хотел поступить «как лучше».


***
Стоит заметить, что подобные вещи не всегда являются намеренным газлайтингом. Иногда люди произносят их из-за ложных представлений о том, что хочет другой человек. 
Например, они могут решить, что другой человек хочет, чтобы ему сказали, что все не так уж и плохо, хотя на самом деле человек хочет признания проблемы. Они могут решить, что другому человеку нужно сказать что-то мотивирующее, чтобы он, несмотря на все притеснения, с вдохновением встречал каждый день, но на самом деле человек хочет больше действия и информированности общества.

Но так как это является поведением, а не чистым намерением, газлайтинг является газлайтингом даже тогда, когда он не совершается ради манипулирования. 

Результатом повторения подобных вопросов и сомнений может быть то, что людям начнет казаться, что их наблюдения по поводу собственных угнетений неточные, что они в чем-то ошиблись, что это все нереально. 
Если человек научиться считать, что его не угнетают, он не станет задавать вопросов. И тогда он продолжит молчать. 
Даже если заметно, что вы просто играете в «адвоката дьявола», пытаясь дать пищу для размышлений, то, что для кого-то кажется «дружеской беседой» может быть крайне неприятным для кого-то другого.
Так что, вместо того, чтобы обесценивать чей-то опыт, скажите им спасибо, что они вас учат. На это может потребоваться много психических и эмоциональных сил. 
А потом дайте им понять, что вы им верите. К сожалению те, кто говорит о притеснениях, слышат это недостаточно часто.


Сьюзен Вейс – одна из авторов Everyday Feminism и Нью-Йоркский автор статей, которые публикуются в The Washington Post, Salon, Seventeen, Buzzfeed, The Huffington Post, Bustle, и других изданиях. В Брауновском университете она получила ученые степени в областях Гендерных и Половых Исследований, Современной Культуры и СМИ, и Когнитивных Наук. Вы можете найти ее на Twitter @suzannahweiss.