понедельник, 12 сентября 2016 г.

Ноор Аль-Сибаи: «4 примера того, как мейнстримный феминизм вредит мусульманкам»

(Примечание администрации сайта: Статья переведена и опубликована на данном ресурсе т.к. проблемы, о которых идет речь в статье, присутствуют как в российском феминистическом, так и в российском ЛГБТ-движении. Экстремистские организации Боко Харам и Талибан, о которых упоминается в статье,    запрещены на территории Российской Федерации)


Источник: Everyday Feminism
Дата написания: 6 января 2015 г.

                                                A person with their hand in their hair frowns at a laptop computer in frustration.
(Девушка, которая держится руками за волосы и с расстроенным выражением лица смотрит в ноутбук. Источник:Luke Baynes)

                              

В общих чертах феминизм можно описать как борьбу за социально-политические права и освобождение женщин, и борьбу за достижение полного равенства между женщинами и мужчинами.

Тем не менее, феминизм не является единым движением.

Есть секс-позитивные феминистки, которые спорят с «секс-негативными» феминистками вроде Андера Дворкин и ее последовательницами из ранних 90-х, есть квир-феминистки, которые больше сосредоточены на проблемах ЛГБТКИА+, и есть черные феминистки, чей активизм, в первую очередь, сосредоточен на черных и цветных женщинах.

Понятие «интерсекциональности», которое часто здесь используется, обозначает пересечение привилегий и угнетений, связанных с расой, гендером, сексуальной ориентацией, инвалидностью, классом, национальностью и многими другими подобными факторами.

 Так что у нас есть новое поколение смелых, более влиятельных и готовых к развитию ресурсов с феминистической, антирасистской и квир повесткой, которые стремятся учитывать интерсекциональные пересечения как в борьбе за социальную справедливость, так и в продвигаемых ими идеях.

 И все же, в современном феминизме, несмотря на все призывы к интерсекциональности, существует одно существенное разделение, и связано оно с традиционным делением мира на «западный» и «восточный». Это разделение усугубляется реакцией Запада на «трагическое положение» мусульманок.

Несмотря на то, что на эту тему поступает самая разная информация, многие западные женщины считают, что ислам и феминизм несовместимы. Когда дело касается мусульманок, западные женщины часто допускают много ошибок. Я говорю, например, о таких вещах, как поддержка или безразличие к исламофобному «активизму» ФЕМЕН, распространение этого фото египетской активистки Элии Элмахди и воспевание Малалы Юсуфзай, пакистанской девочки, которая противостояла талибам, при полном игнорировании влияния Запада на повышение уровня насилия и  бедности в Пакистане.

Проблема в том, что мусульманки действительно сталкиваются с серьезными трудностями, особенно в исламских регионах, но при этом критика ислама является неподходящим способом борьбы с патриархатом и, более того, она разрушает какую-либо солидарность с мусульманками.

Западные феминистки во многом вредят мусульманкам.
Вот четыре важных примера подобного вреда с замечаниями о том, как можно избежать этой несправедливости.


1. Проявление комплекса Белого Спасателя, и игнорирование негативного влияния западного колониализма. 

Несмотря на то, что белые люди на протяжении столетий играли роли «спасателей» как в кино, так и в международной политике, сам термин появился только в 2012 году, в статье “The White-Savior Industrial Complex” писателя Теджу Коула, в которой он обсуждал расизм, присущий политике, стоящей за популярным  тогда KONY 2012 и движением «Invisible Children».

Образ «белого спасателя»довольно популярен на Западе (это а-ля «белый человек» из печально известной поэмы Киплинга «Бремя белого человека»).  Это образ героя, который «спасает» восточный или африканский мир, будь это спасение угандийцев от Джозефа Кони, или спасение мусульманских женщин от «законов шариата» в странах вроде Саудовской Аравии и Пакистана.

Сложно доказать, что подобный подход является откровенно расистским и ксенофобным, когда его разделяет большая часть американских и европейских либералов, и, более того, очень многие западные феминистки, которые указывают на угнетение мусульманок и спешат их «спасать».

Для того, чтобы оправдать эту роль «спасателей», западные феминистки постоянно указывают на проблемы женщин в других, менее развитых странах. В западной феминистической риторике большую роль играют такие вещи, как обсуждения убийств чести, женского обрезания и акции вроде #BringBackOurGirls.

Приведенные в пример вещи  действительно являются ужасными проблемами, как и многие другие вещи, которые обрушиваются на женщин во всем мире, и используются Западом для оправдания интервенции и вдохновения сочувствующих. Проблема заключается в том, что феминистки не в состоянии признать некоторые политические нюансы подобных проблем.
Они не замечают, что многие регионы, в которых происходят подобные ужасы, являются жертвами западного колониализма, и многие группировки, которые совершают подобные преступления, вроде Талибана и Боко Харам, возникли вследствие колониального влияния.

По словам Эмиля Шеперса, автора статьи о колониальных корнях Боко Харам (нигерийской экстремистской группировки, которая в начале этого года похитила из школы-интерната около 300 девочек, из-за чего появилось социальное медиа - движение #BringBackOurGirls), протестующая общественность на Западе пытается вылечить симптомы, игнорируя их причину – последствия Британского колониализма.


2. Игнорирование долгой и заметной истории исламского феминизма. 

Многие западные феминистки считают ислам и феминизм несовместимыми понятиями.

Стереотипное представление почти о миллиарде мусульман со всего света, выставляет женскую часть мусульман (фактически 1/16 часть мирового населения) полностью угнетенной.
Считается, что они угнетены везде, от Сомали до Йемена, от США до Марокко, от Австралии до Индии и Франции. Мусульманок, в подавляющем большинстве случаев, изображают как безголосых жертв их патриархальной религии.

Подобные исламофобские образы не только опасны и ошибочны, они еще и игнорируют богатую и зачастую невидимую историю как Исламского феминизма, так и феминистического движения в странах с преимущественно мусульманским населением.
Исламские феминистические течения, феминистические течения в исламских регионах и мусульманки-феминистки на Западе такие же разные, как и их мейнстримные, белые коллеги.

Мусульманские феминистки переживают период онлайн Возрождения, как и их немусульманские коллеги: от Red Lips High Heels (Ливанского блога) и журнала MuslimGirl до многих, многих других ресурсов.

Учитывая исторические завоевания исламского феминизма – начиная от «Исламского Билля о Правах Женщин в Мечетях» дочерей Хаджар и заканчивая турецким феминизмом, который берет свое начало еще во времена существования Оттоманской империи, – исламские феминистки добивались перемен, заметных не только у них дома, а и имеющих влияние на весь мир.
Добавьте к этому феминизм новообращенных, и получите яркую мозаику, такую же яркую,  как те традиционные мозаики, которые украшают мечети во всем мире. Западным феминисткам стоит не просто уделять внимание этому разнообразию, обсуждая положение женщин в исламе, но и учиться ему для того, чтобы использовать в своих собственных феминистических инициативах.


3. Превращение мусульман в пугало для  оправдания западной гегемонии.

Те же самые стереотипы, которые формируют неправильное представление о мусульманках, служат «великой цели»: они стигматизируют ислам в целом, и создают "козла отпущения" для того, чтобы оправдать доминирование Запада в исламских регионах.

Образ «Несчастной Мусульманки» - благочестивой, покорной матери - не существует в вакууме. Ее рисуют жертвой ее мужа, отца или их обоих. Она вынуждена носить хиджаб либо из-за законов своей страны с мусульманским большинством, либо по решению ее деспотичного мужа и/или сообщества. Она жаждет свободы западных женщин. Но при этом, если она умеет читать, то ей не разрешают читать других книг кроме Корана. И она является «ребенком с плаката» для западной интервенции.

Потому что если «мы» ее не спасем, у нее будет либо несчастная и бесполезная жизнь, полная насилия, либо она станет жертвой убийства чести.

И тут забываются все расистские проблемы, возникшие во время вторжения США в Афганистан, и проявляющиеся даже в «Кампании в Поддержку Афганских Женщин и Девочек», проведенной Feminist Majority Foundation’s.

Связь между двумя, казалось бы, противоречащими вещами – правами женщин и американским милитаризмом – это больше, чем простая случайность. Это еще один способ защитить Западное «распространение демократии» - еще один завуалированный термин, который уже 15 лет используется для оправдания войн на Ближнем Востоке.

Так называемый «империалистический» или «колониальный феминизм» - это еще один бренд для оправдания Западных войн, которые проводят под видом защиты прав человека.

Как написала недавно Дипа Кумар, специалист по исследованию СМИ Рутгерского университета, империалистический феминизм коренится на мифе о «варварском, мизогинном «Мусульманском мире», который должен стать цивилизованным благодаря либеральному, прогрессивному Западу».

Мотивы кампаний по «спасению женщин», которые проводятся от Афганистана до Нигерии, являются настолько же мутными, насколько страстными: действительно ли их причина в искренней солидарности западных женщин, или это просто часть западной борьбы за сферы влияния?


4. Игнорирование настоящих желаний  и потребностей мусульманских женщин.

Несмотря на видимую заботу о жизнях и правах мусульманок, западные феминистки редко консультируются с ними для того, чтобы узнать их потребности – хотя с этого и должна начинаться «помощь».

Вне зависимости от того, называют эти женщины себя феминистками или нет, их требования часто забываются в пользу педантичных кампаний и законопроектов.

Но чего хотят мусульманки? Их требования несильно отличаются от требований их немусульманских товарищей, хоть и имеют специфический религиозный уклон.

Они хотят (и готовы покупать) казалось бы, лишние вещи (вроде смазки и лака для ногтей) в их халяльных вариациях; они хотят, чтобы к ним перестали приставать на улице; они хотят избирательных прав на Западе и в странах с преимущественно мусульманским населением. И, пожалуй, это будет самым показательным – они хотят, чтобы их перестали считать угнетенными, особенно тех, кто сам захотел носить хиджаб.

В книге «Who Speaks For Islam», изданной Gallup на основе соц. исследований, проведенных среди мусульман разных стран мира, большинство женщин, как в прогрессивном Египте, так и в консервативной Саудовской Аравии, ответили, что у женщин должно быть право свободно голосовать, не подвергаясь влиянию своей семьи, и что у них должна быть возможность иметь ту работу, на которую у них хватит квалификации, в том числе у них должно быть право занимать высокие должности.  Они не просто хотят быть образованными, а и говорят о важности высшего образования.

Мусульманки хотят того же, чего хотят женщины во всем мире: быть защищенными с помощью законов, иметь доступ к образованию и, насколько это вообще возможно, чувствовать себя в безопасности.

Единственным отличием является то, что мусульманки на Западе хотят права на выражение своей религии таким образом, каким они считают нужным –права, которое, например, ущемляется во Франции.


***
Несмотря на невероятное количество доказательств того, почему так делать не надо, западные феминистки продолжают «защищать права женщин» в своем узком и зачастую фанатичном понимании.

Исламским женщинам не нужно, чтобы их спасали. Им нужно феминистское освобождение.

Используя покровительственную (и патриархальную) риторику и действия, империалистские, западные феминистки пропагандируют западную гегемонию и тем самым вредят мусульманкам.

Но если они потратят свое время на то, чтобы больше узнать об исламе, и об отношении к женщинам, проистекающем из учения пророка Мухаммеда,  и будут продолжать бороться за права мусульманок под руководством самих мусульманок, они смогут не только  избежать увековечивания несправедливости (которую они сейчас увековечивают), а и лучше понять, как стать хорошими союзниками для других дискриминируемых людей.
____


Ноор Аль-Сибаи является одной из авторов Everyday Feminism. Она квир и американка арабского происхождения, которая, на данный момент, проживает в преимущественно протестантском регионе. Недавно она закончила изучать либеральные искусства. Она интересуется интерсекциональным феминизмом, песнями Drake и пиццей.  Пожалуйста, посмотрите ее веб-сайт nooralsibai.contently.com, ее статьи на www.feminspire.com, и twitter @nooralsibai. Здесь вы можете прочесть другие ее статьи.