суббота, 6 августа 2016 г.

Маяти: «Возможность казаться не той, кем я являюсь – это не привилегия»

(Примечание Аймана Экфорда: В этой статье описана проблема, с которой сталкиваются все, кто на первый взгляд не кажется ЛГБТ+, инвалидом или даже представителем той культуры, к которой он_а  себя относит. Думаю, этот опыт вдвойне поймут аутичные ЛГБТ+,  которые внешне кажутся «нормальными»)

Источник: groupthink


Возможность казаться натуралом. Это не мой выбор. Эта возможность основана на предположении, которое делают люди от того, что я являюсь цисгендерной женщиной, которая красится, носит длинные волосы и покупает одежду в женском отделе. Это значит, что кто-то, кто меня не знает, с большей вероятностью нападет на улице на женщину, которая выглядит как «стереотипный квир», чем на меня.
Люди говорят мне о том, что это привилегия. Но они ошибаются.

Привилегия означает, что речи ненависти по отношению к ЛГБТК-людям вас не касаются. Но когда кто-то говорит: «эти чертовы пидор*сы», я понимаю, что она говорит обо мне, даже если она сама этого не знает. Я начинаю думать о том, что будет, если она все узнает, особенно если у нее есть власть и влияние. Мне не нужна привилегия, из-за которой я не могу забыть о потенциальных опасностях даже дома, когда все дела остались позади. Еще сложнее не обращать внимания на сами речи ненависти, обращенные против меня. Они отнимают у меня силы, которых у меня и без того немного, и здесь все гораздо тяжелее, чем когда я борюсь против расизма, трансфобии и других форм ненависти, которые меня непосредственно не касаются.
Кроме того, бисексуальные женщины, вроде меня, подвергаются гораздо большему риску стать жертвами зависимостей от вредных веществ, изнасилований и депрессии, чем женщины-натуралки и, возможно, даже большему риску, чем гомосексуальные женщины. Вот в чем дело. Пока мы знаем об этом довольно мало, но, думаю, дело в том, что о нас существует слишком много стереотипов,  из-за которых нас воспринимают как сексуальные объекты, сообщество оказывает нам недостаточную поддержку, нас не принимают как натуралы, так и гомосексуалы (кроме того, женственным лесбиянкам и бисексуалкам часто говорят, что мы недостаточно квир. Нам говорят это всякий чертов раз, как об этом заходит речь!). Это не похоже на привилегию. Би-невидимость очень похожа на фемми- невидимость, и обе эти проблемы меня касаются.

Этот пост про сексуальную ориентацию и гендерную идентичность, но я сталкиваюсь с подобными проблемами, когда вынуждена казаться неинвалидом. Я не думаю, что опыт квир и инвалидов очень похож – но маргинализация, с которой сталкиваются и те, и другие, довольно похожа. Этот общий опыт скорее показывает, в каком обществе мы живем.

*Можем ли мы все согласиться, что бисексуальность, в подавляющем большинстве случаев, не является результатом нашего выбора? ОК,  это вероятно, но это не значит, что мы изначально рождаемся геями или натуралами, а потом становимся бисексуалами из-за депрессии или изнасилования. Подобные предположения глупы и оскорбительны.

Примечание: Заметьте, читатели. Я не говорила, что от схожести с большинством людей нет никакой пользы. И я не говорила, что проблемы тех, кто «выглядит, как квир», менее важны, чем проблемы тех квир-людей, которые не похожи на «типичных» квир. Я просто говорю, что похожесть на натуралов не означает привилегии натуралов. Кроме того, называя сходство «привилегией», мы только создаем иерархию среди квир-людей, и укрепляем другие формы угнетения.
Киёсаки называла то, о чем я говорю «непостоянной привилегией». Некоторые люди называют ее «привилегией притворства». Я называю ее просто «схожестью».