вторник, 7 июня 2016 г.

Вероника Беленькая: "О нерасистах, неэйблистах и негомофобах"

(Предупреждения: расизм, антисемитизм, гомофобия, трансфобия, эйблизм, нецнзурная лексика)

1.
- Я не антисемит. Да, я утверждаю, что жидам нельзя давать на воспитание русских детей,  и им самим лучше не размножаться. Если в будущем не будет этих людей и их культуры, всем ведь будет лучше, правда? Но я не антисемит, я ваш союзник. Позвольте мне вступить в вашу ассоциацию по защите прав евреев. Я ведь против того, чтобы жидов убивали.

- Я не антисемит, потому что считаю, что Гитлер был не прав, когда сжигал евреев в печах. Я об этом всем говорю! Но это не значит, что у жидов должны быть те же права, которые есть у нормальных людей. Они родились без них и прекрасно без них проживут. Но нет, я не антисемит. Я же против того, чтобы жидов пытали и убивали.

- Я не расист, но мне повезло, что я ни какой-то поганый ниггер!

- Ничего страшного, что ты переспала с человеком, у которого черная кожа, не бойся, я не подумала что ты уже другой человек… Да и все еще можно исправить, просто не делай так больше. Нет, я не расист, я не имею ничего против черных, но спать с ниггерами… это же так противоестественно для нас, белых. Конечно, я не расист, я даже не очень расстроена тем, что ты спала с черным. Вначале я была немного в шоке, а потом пришла в себя… но ведь жизни бывают вещи и похуже – например, если кто-то болен раком.

- Ну и что, что мои шутки могли оскорбить какого-нибудь ниггера? Мне все равно, что обо мне думают чужие люди, и меня совершенно не интересуют твои дружки-ниггеры, убитые какими-то расистами, даже если они такие же черномазые, как ты. И тем более меня не интересуют те бездельники, которых довели до самоубийства. Да, конечно, мне нравятся люди, но это не значит, что меня интересуют убитые нигеры. Прими, наконец, что не всех интересует то же, что интересует тебя. И научись нормально общаться, сиди молча, когда тебе неприятны чьи-то шутки, или, еще лучше, учись поддерживать любые темы, даже самые скучные. Вот тебе скучны мои шутки про ниггеров,  а мне скучны велосипеды, про которые говорят у меня на работе – но ведь я так не набрасываюсь на тех, кто говорит о велосипедах. Наоборот, я стараюсь принимать участие в беседе, чтобы сделать людям приятное.


2.
 Эти комментарии кажутся вам ужасными, правда? Вы явно сочувствуете собеседникам этих расистов, которые вынуждены общаться с такими личностями. И, вероятнее всего, вы считаете, что эти антисемиты и расисты врут самым глупым образом, стараясь казаться толерантнее, но никто не поверит такой глупой лжи. А если это не ложь, а реальная позиция этих людей, которые не видят в ней ничего плохого, то, наверное, дела обстоят еще хуже.

А теперь замените слова «ниггер», на слово «педик» или «транс*», а слово «еврей» на слово «аутист». Или наоборот. И задумайтесь над тем, почему людей, которые говорят «я не гомофоб, но…» и «я не эйблист, но…» не считаются гомофобами и эйблистами, даже если они говорят аналогичные вещи.


В каком обществе мы живем, если в нем то, что кто-то не хочет убивать геев, уже делает его негомофобом? И в котором тот, кто не поддерживает убийства инвалидов, уже считается неэйблистом?
Только задумайтесь над этим, потому что это действительно страшно.


3.
Подобные вещи я слышу постоянно. Все примеры, которые я привела выше, были взяты из жизни. Из моей жизни. Из моего опыта общения со знакомыми. Только речь шла не о черных и евреях, а об аутистах и ЛГБТ. И некоторые мои собеседники искренне не могли понять, что они говорят не так. Они считали, что я к ним придираюсь. В ответ на мои аргументы, на мои указания на их ошибки, они обвиняли меня в агрессии. Они «дружески» советовали мне научиться общаться, как в последнем примере, в котором расист сравнивает проблемы убийства черных с неинтересными для него разговорами о велосипедах.

Этот пример взят из моей жизни. Я говорила с двумя людьми, которых знаю с самого детства, об убийствах и дискриминации ЛГБТ, после их трансфобных и гомофобных шуток и эйблистских высказываний. Эти люди ответили, что им просто неинтересно меня слушать, и привели те примеры и те рекомендации, которые я описала выше. И, насколько я знаю, они искренне не считают себя эйблистами, трансфобами или гомофобами.


4.
Но на самом деле эти люди неправы насчет себя. Они эйблисты. И они гомофобы. То, что они никого не убили, не избавляет их от эйблизма или гомофобии. Это просто не делает их преступниками, которых надо изолировать от общества.

Фраза «Я не гомофоб, потому что я против убийств» уже делает человека гомофобом. Потому что этот человек считает, что единственный способ допускать нормальное отношение к конкретной группе людей – это когда нормальным отношением считается отказ от физического уничтожения этой группы людей.

Фраза «Я не гомофоб, но…» уже делает человека гомофобом. На личном опыте могу сказать, что я ни разу не слышала, чтобы ее произносил не гомофоб.
Если вы говорите:
- Я не гомофоб, но…
То вы гомофоб.

Если вы говорите:
- Я не трансфоб, но…
То вы трансфоб.

Если вы говорите:
- Я не эйблист, но…
То вы эйблист.

Если вы говорите:
- Я не расист, но…
Вы расист.

Если вы говорите:
- Я не антисемит, но…
То вы антисемит.

Потому что здесь нет никаких но. Их здесь в принципе не может быть. Вы либо гомофоб, либо нет. Вы либо расист, либо цвет кожи является для вас нейтральной характеристикой. Третьего не дано.