понедельник, 15 февраля 2016 г.

"Мой аутичный ребенок совершил передо мной камин-аут"

Источник: The parents project
Вопрос анонимного автора письма:
«Недавно мой аутичный ребенок совершил передо мной камин-аут и сказал мне о том, что он бисексуал и гендерквир. Мне сложно это принять и поверить, что он может осознавать свою сексуальную ориентацию и гендерную идентичность несмотря на свою инвалидность. Что вы об этом думаете?»


Отвечает Эмили Брукс:
Я вас поздравляю, потому что то, что вы стараетесь лучше понять своего ребенка очень здорово. Это может быть нелегко из-за того что вы, как родитель инвалида, постоянно слышите от врачей, терапистов и учителей теории о том, что ваш ребенок очень многого «не может». Их теории могут быть основаны на научных исследованиях, и иногда они оказываются правы насчет возможностей вашего ребенка. Тем не менее, когда речь идет об аутизме, гендере и сексуальности, то лучший эксперт по идентичностям и возможностям вашего ребенка – это сам ваш ребенок.

Аутичные люди, как и любые другие, находятся в широком спектре сексуальных ориентаций и гендерных идентичностей, в том числе они могут быть гендерквир и у них может быть бисексуальная идентичность. Как взрослый аутичный человек, который считает себя квир и у которого небинарная гендерная идентичность, я беседовала со многими аутичными детьми, подростками и взрослыми, которые не соответствовали гендерным стереотипам, и чья гендерная идентичность и сексуальная ориентация явно не подходили под цисгетеронормативные стандарты. Они точно относились к ЛГБТКИА.
Как родителя вас может беспокоить, действительно ли ваш ребенок понимает, что значат те идентичности, к которым он себя относит. В конце концов то, что ваш ребенок вам рассказывает о своем опыте не соответствует доминирующим представлениям об инвалидности, гендере и сексуальности. В популярных романах, телевизионных передачах и новостных статьях об аутизме сексуальность рассматривается как проблема которую надо решать, а не как сложный процесс, затрагивающий вопросы самоидентичности и самовыражения. Секс вообще считается неудобной темой. А сексуальность инвалидов вдвойне неудобная тема. В тех случаях, когда в статьях и художественных произведениях поднимаются вопросы аутизма и романтических отношений, или аутизма и сексуальности, речь обычно идет о гетеросексуальных отношениях. Из-за того что в масс-медиа не говорят об ЛГБТКИА инвалидах и аутистах, у людей может сложиться превратное впечатление о том, что нас не существует.

Есть ошибочное представление о том, что у подростков и взрослых с инвалидностью нет сексуальных желаний, и что у них точно не может быть негетросексуальной ориентации. К сожалению, подобные представления о том, что у инвалидов нет сексуальности, могут формироваться из-за того, что общество «инфантилизирует» людей с инвалидностью и представляет даже взрослых инвалидов похожими на малышей. Сильнее всего инфантилизация касается людей с интеллектуальной инвалидностью и инвалидностью развития, к которым часто относят людей с расстройством аутистического спектра.
Тем не менее, то, что аутичные люди иногда общаются только с помощью альтернативной коммуникации или что во многих вопросах им может быть нужна постоянная поддержка, не значит что у них не может быть самой разной сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Когда речь заходит о гендере, СМИ больше всего интересует то, чем аутичные мальчики/мужчины отличаются от аутичных девочек/женщин и то, как биологический пол отражается в показателях распространенности аутизма. Вместо того чтобы признать существование гендерного разнообразия в каждом сообществе, в том числе в аутичном сообществе, СМИ сосредотачиваются на гендерных различиях. Они укрепляют гендерные стереотипы, путают понятия «пол» и «гендер» и постоянно игнорируют опыт аутистов из транс* сообщества и сообщества  гендерно-неконформных людей.

Когда вы говорите, что вы не можете принять то, что ваш ребенок понимает свою сексуальную ориентацию и гендерную идентичность, вас больше беспокоит то, что ваш ребенок может в целом не понимать, что такое сексуальная ориентация и гендерная идентичность, или что он может не понимать именно бисексуальную идентичность и то, что значит быть гендерквир? Я спрашиваю это потому, что люди часто автоматически предполагают, что другие являются гетеросексуальными и цисгендерными. Никто не ждет камин-аута от цисгендерного гетеросексуала. И все же цисгендерные и гетеросексуальные люди тоже практикуют свой цисгендерный образ жизни, они практикуют гетеросексуальный секс, они изучают свою идентичность несмотря на то, что их идентичность считается чем-то нормальным и ожидаемым.

Если бы ваш ребенок сказал вам: «я натурал и цисгендер, который соответствует всем гендерным стереотипам», вы бы тоже волновались о том, что, возможно, он не понимает к каким категориям он себя относит? Или вы боитесь, что ваш аутичный ребенок станет еще более маргинализирован из-за своей ЛГБТКИА идентичности? Если вы думаете о том, что ЛГБТКИА идентичность добавит в жизнь вашего ребенка-инвалида еще больше сложностей то, возможно, вы правы, но вы ничего не можете сделать для того, чтобы изменить то, кем мы являемся. Так что самое лучшее что вы можете сделать – это больше узнать об ЛГБТКИА сообществе. Это поможет вам принять своего ребенка и помочь ему справляться со сложностями, с которыми сталкивается в этом мире вдвойне маргинализированный человек.
Готова поспорить, что ваш ребенок понимает свои идентичности. Очень сомневаюсь, что он мог взять понятия «бисексуал» и «гендерквир» из воздуха. Вероятнее всего, до того как открыться вам он размышлял, думал о своих чувствах и мыслях, касающихся его гендера и сексуальности и подбирал наиболее подходящие слова. «Эксперты» по вопросам инвалидности, говоря о гендере и сексуальности, не могут отрицать, что ваш аутичный ребенок делиться с вами своим опытом. Опыт вашего ребенка в познании себя важнее и показательнее всех теорий о его возможностях.