понедельник, 21 сентября 2015 г.

Элис Хиллари: "Игнорирование квир в аутистическом спектре"

Источник: Academia

Когда я это писала, я думала о том, почему, если я пишу в академическом стиле, мне кажется необходимым отдалять себя от своей идентичности? Почему этого ожидают на academia? Поэтому я этого не делаю. Я говорю «мы», а не «они» о группе, к которой я принадлежу. Я не будут изображать дистанцированную беспристрастность постороннего наблюдателя: это будет стиранием моего собственного голоса как квир и как аутиста. (Хилари)
Аннотация:
Аутичным люди, которые идентифицируют себя как квир, часто обнаруживают, что их идентификация стерта. В обществе есть тенденция считать аутичных людей либо ассексуальными (возможно, точнее даже сказать нонсексуальными) либо гиперсексуалами и думать, что нам нужна помощь, чтобы контролировать нашу сексуальную жизнь. К тому же такие ярлыки, как интеллектуальная инвалидность делают более вероятным, что другим покажется необходимым контролировать наши гендерные представления о себе и нашу сексуальную жизнь. Квир сообщества часто проявляют эйблизм и не учитывают вопросы, связанные с необходимостью создания доступной среды. У сообществ инвалидов долгая история игнорирования людей с когнитивной инвалидностью. Эта история игнорирования во многом распространяется и на Квир Сообщества для Инвалидов. Квир аутисты сталкиваются с игнорированием со стороны родителей, опекунов, общества в целом, сообществ инвалидов, квир сообществ, некоторых аутичных сообществ и некоторых квир сообществ для инвалидов. Я рассматриваю эти виды отчужденности и игнорирования, используя предыдущие академические работы и мнения, высказанные аутичными людьми, которые являются представителями LGBTQ+ сообщества.


Введение
В академических кругах все большее внимание уделяют пересечению исследованию на тему квир и исследований на тему инвалидности.Однако наибольшее влияние в академических кругах уделяется физическим вопросам, и это укрепляет и подчеркивает ложные деления, связанные с телом/разумом нейроотличных людей. Популярные средства массовой информации представляют ЛГБТ сообщество даже еще менее инклюзивным, чем оно есть на самом деле: в основном сообществом, состоящим из нейротипичных, белых геев и лесбиянок без каких-либо видов инвалидности. В СМИ очень редко уделяют внимание инвалидам и цветным, транс* представителям ЛГ (Б) … Т сообществ (это целенаправленное сокращение, чтобы показать, как в СМИ представляют ЛГБТ+), и еще реже уделяют внимание людям, относящимся одновременно к нескольким из этих групп. Квир исследования иногда обращают внимание на пересечение этих групп, в том числе и на квир инвалидов. Но исследования обязательно направлены на виды инвалидности, связанные чисто с физическими проблемами, а не на те инвалидности, которые нельзя точно отнести к психическим и которые не взаимоисключающие с физическими видами инвалидности. Это исключает аутичных людей и других людей с неврологическими отличиями из дискуссии. Если на академическом уровне и упоминают о квир аутистах, то авторы преимущественно не аутисты. Как и в целом — большинство академических работ на тему аутизма написано теми, кто не является аутистами.
Представления об инвалидах в массовой культуре также довольно ограничены: обычно они ограничены историями о маленьких детях и вдохновляющими историями о людях, «преодолевающих» свою инвалидность, причем преимущественно белыми и асексуальными, если они не в браке. Повседневной жизни инвалидов редко уделяют внимание, и еще реже уделяют внимание их сексуальной жизни. Если о ней и говорят, то говорят о гетеросексуальных отношениях и игнорируют опыт асексуальных инвалидов. В сообществах инвалидов совершенно по-разному относятся к квир идентичности — причем как в сообществах инвалидов в целом, так и в аутичных сообществах. Актуальными проблемами являются мифы об инвалидности, аутизме, сексуальной и квир идентичности, контроль опекунов и случаи, когда аутичные люди по своим сексуальным предпочтениям и гендерной идентичности точно подходят под понятие квир, но не попадают под более конкретные термины. Ни один из этих конеретных случаев не зависит от пола конкретного человека. Наконец, к аутистам и людям с другими неврологическими отличиями часто относятся менее дружелюбно в сообществах инвалидов и они оказываются менее представленными и в этих сообществах, и в исследованиях на тему инвалидности. Это часто распространяется и на пересечение исследований на тему инвалидности и квир.

Мифы, заблуждения и контроль
Существует много мифов о людях с инвалидностью, связанных с их сексуальными предпочтениями или с отсутствием таковых. Мы часто сталкиваемся с противоречивыми предположениями либо о нашей гетеросексуальноси, либо о нашей нонсексуальности (Thompson et al.) Заметное опровержение одного стереотипа часто укрепляет другой. Предположение о гетеросексуальности появляется потому, что, во-первых, общество в целом рассматривает гетеросексуальность по умолчанию, а во-вторых из-за распространенного предположения, что у каждого может быть только единственное отличие от нормы. (Elminrida). Есть еще одна подобная идея — идея о том, что люди должны нарушать только один стереотип, а стереотипы «Аутичные люди неспособны любить» и «Люди с инвалидностью не имеют сексуальных желаний», опровергается, если у аутичного человека есть сексуальные предпочтения. («Один стереотип в одно время»). Ассексуальность рассматривается не как ориентация, а как нонсексуальность от того, что человек является инвалидом, и поэтому его воспринимают как вечного ребенка. Также у инвалидов часто предполагают нонсексуальность, или хотя бы моральное обязательство безбрачия, потому что многие люди думают, что люди с инвалидностью не должны иметь детей. Также эти люди предполагают, что те, кто не собирается иметь детей, не должны заниматься сексом. (Knoepfler.). Из-за того, что квир пары часто не могут иметь детей, то «моральное предположение» о том, что у квир инвалидов не должно быть секса, некоторые считают вдовйне обоснованным.
Теперь рассмотрим высказывания вроде: «Люди — существа, для которых естественны сексуальные потребности» и «Сексуальные потребности — один из наиболее важных факторов, из тех, что делают нас людьми». Многие люди воспринимают людей с инвалидностью как не-совсем-людей, и поэтому из этих заявлений могут сделать пугающий вывод: «если кто-то не полноценный человек, почему у него должны быть сексуальные предпочтения?» Это же один из тех факторов, который делает людей людьми, а мы не настоящие люди. Даже еще не учитывая специфические вопросы, связанные с инвалидностью из-за нарушения развития, которой считается аутизм, «ярлыки» любой инвалидности накладывают серьезные барьеры для видимой квир идентичности. Но аутисты сталкиваются еще с дополнительными проблемами: теория Симона Барон-Кохера о том, что аутичный разум — это крайне мужской разум, приводит к тому, что люди предполагают что AFAB- аутисты (Assigned female at birth — считающиеся женщинами при рождении) встречаются редко вне зависимости от их гендерной идентичности, и что аутичные транс женщины встречаются еще реже. В отдельных докладах и в научной литературе говорится о том, что аутичные транс женщины существуют, и некоторые специалисты выражают беспокойство, что они могут на всю жизнь оставатся «в социальном плане мужчинами». (Queering Autism; Vries et al; «Autism and Transsexualism.”) Кроме того, из заявлений Барон-Кохена о транс-мужчинах можно сделать вывод, что они не настоящие транс-мужчины, а просто воспринимают себя мужчинами из-за своих аутичных черт.
«Девочки, у которых количество аутичных черт выше среднего, имеют типичные для парней интересы и им проще иметь дело с системами, чем с эмоциями. Они предпочитают не общаться с типичными девушками, потому что у них другие интересы, и потому что социальные навыки у типичных девушек в среднем более продвинутые. Оба этих фактора приводят к тому, что девушки с большим количеством аутичных черт общаются с парнями, к убеждениям, что у них сознание парня в женском теле и что они считают, что им не повезло родится девочкой.» (qtd. in University of Cambridge.)
AFAB- аутисты, столкнувшись одновременно с тем, что аутизм считают проявлением «крайне мужского мозга» и со словами, что они воспринимают себя парнями из-за своих аутичных черт, понимают, что у них не может быть какой-либо допустимой гендерной идентичности (в конце-концов предполагается, что у аутичных людей недостаточно самосознания, чтобы понять, что мы можем быть трансгендерными, и тем более что мы не можем быть бигендерные, даже если эти люди и предполагают, что бигендерные идентичность существует). Как заметила Каролин Нарби, квир аутичная женщина, когда женщина-инвалид не действует в соответствии с гендерными сексуальными нормами, это чаще всего воспринимается как часть ее патологии (“On Lisbeth Salander”) и комментарий Барон-Кохера только делают психологизацию более явной: девушка с аутичным чертами: девушке с большим количеством аутичных черт сложно специализироваться с другими девушками (откуда он взял это предположение?) и «они считают, что им не повезло, потому что они родились девочками». И не может быть, чтобы эти мужчины были настоящими мужчинами, это следует от того, что у них слишком много аутичных черт. (Это заявление — сарказм, другое дело что аутичным людям считается неположенным делать. Есть очень много объяснений, включая сексисткую работу Барон-Кохена и возможная корреляция между аутизмом и трансгендерностью (Vries et al.) Барон-Кохен также был соавтором документа, в котором говорилось, что аутичные женщины чаще являются ассексуальными или бисексуальными, но ориентация в них объяснялась как проблемы с тестостероном, а не как законная сексуальная ориентация. (Ingudomnukul et al.)
Другой распространенный миф — это что у людей с нарушением развития не подконтрольные и неуправляемые сексуальные желания (Thompson et al,) — при этом предполагают, что сексуальные желания у них гетеросексуальные, но их должны контролировать другие люди. Некоторые предполагают, что у людей с интеллектуальной инвалидностью не может быть естественной для них сексуальной идентичности, и поэтому среди них не может быть геев (Löfgren-Mårtenson.) Количество лжи в подобных заявлениях поистине впечатляющее, потому что они предполагают: что существует только одна сексуальная ориентация, которая не является отклонением; что люди с интеллектуальной инвалидностью автоматически не могут иметь сексуальную ориентацию, отличающуюся от статистически нормальной (или, как можно предположить, от той, которая считается нормой в обществе), и что недостаток «нормальных» (гетеросексуальных) влечений делает невозможным влечение к людям того-же пола, что и сам человек. Часто предполагают, что аутичные люди, как и другие люди с инвалидностью из-за нарушений развития, не могут самостоятельно принимать решения, особенно решения на тему сексуальной идентичности (Bedard et al.) Персонал, в чьи обязанности входит следить за недееспособными людьми, часто считает своей обязанностью контроль и регулирование сексуальной жизни своих клиентов из-за их предполагаемой некомпетентности и мифах о том, что у нас возникают не подконтрольные нам сексуальные желания. Это становится еще более проблемным, когда встает вопрос об отношении к нашей квир идентичности, потому что те, кто предлагает услуги помощи инвалидам, часто определяет все сексуальные влечения, направленные на представителя того же пола «рискованными» и неприемлимыми. (Thompson et al.) Еще одна проблема — образовательная программа, потому что многие преподаватели считают, что аутисты не способны на длительные отношения и верят в мифы о том, что у аутистов недостаток эмпатии и что они не способны заботится и проявлять сочувствие и в миф о том, что для того чтобы заботится о ком-то, надо ему сопереживать. Из-за предположений, что аутичные люди никогда не испытывают сексуального влечения к другим людям, их сексуальное образование обычно ограничивается такими вопросами как маструбация, половое созревание и предотвращение сексуального насилия, при этом такие темы, как свидания, контрацепция и брак часто игнорируются. (Koller.) Например в книге «взросление в аутичном спектре» глава о сексуальности посвящена рискам для безопасности и для здоровья, при этом там игнорируются положительные аспекты сексуальной жизни. Также предполагается включение в учебную программу бесед на тему «дружеских отношений» под видом информирования на тему секса. (Gabriels and Hill.) Хотя в этой книге вскользь поднимается тема гомосексуальности, в ней полностью игнорируются квир аутисты. По факту в этой книге активно поощряется воспитание гендерных нормативов, упоминая, к примеру, что родители должны найти способ заставить свою аутичную дочь брить ноги и промежность. Это может сильно навредить AFAB аутистам, которые не отождествляют себя с полом, к которому они принадлежат, или которые не являются гендернонормативными. «Когда в литературе на тему аутизма информация о теле направлена на то, чтобы игнорировать аутичных людей в дискуссиях, касающихся гендера- это сложит принятию и укреплению сексизма гетероцентричности и трансфобии, это угнетает и исключает членов самого населения, которым это якобы должно служить» (Parent Guides: Part 1.) Один из родителей, комментируя полуобзор Нарби об игнорировании квир в книге, утверждает, что: «Вы так критикуете эти вещи (настаивание на гнедерной традиционности), что я сомневаюсь, понимаете ли вы, что читаете книгу об аутизме, а не о гендерной идентичности». И это несмотря на серию блогов, которые были специально посвящены пересечению тем аутизма, гендерных вопросов и сексуальной идентичности, и многочисленным утверждениям, что «Сексуальная идентичность — намного более сложный вопрос (особенно для аутистов) и ее рассмотрение требует более глубокого анализа, чем тот, который в этой книге рассматривался как общий обзор». (Java Junkie.) Нам при этом отвечают, что квир аутисты «слишком сложные», чтобы обращать на них внимание, и это очередное проявление игнорирования нашего существования.
Из-за всех этих предположений вопрос о сексуальной ориентации становится неуместен — если у нас никогда не будет партнера, какая разница, кто нас привлекает? Эти рассуждения основаны еще и на идеей, что любой человек с интеллектуальной инвалидностью имеет «нормальную» сексуальную ориентацию и поэтому не может быть гомосексуалом (странное заявление, основанная на том, что квир идентичность сама по себе не является нормой и поэтому эти люди предполагают, что их клиенты, которые итак имеют отклонения от нормы, не могут быть квир). Из-за того, что опекуны во много контролирую жиизнь людей с отклонениями в развитии, подобные предположения оказывают огромное влияние на их жизнь и квир идентичность некоторых аутичных людей становится невидимой. Опекун может отчитать своего подопечного за проявление нежелательного сексуального влечения и постараться предотвратить подобное с помощью поведенческой терапии. Известен как минимум один случай, когда персонал активно выговаривали людей с интеллектуальной инвалидностью за проявление однополых отношений, когда они целовались и обнимались на танцах, которые для них организовали (Löfgren-Mårtenson.) И это несмотря на то, что гетеросексуальным парам разрешали обниматься и целоваться — персонал только старался предотвратить появление пар геев и лесбиянок. Люди с интеллектуальной инвалидностью могут попадать под понятие квир, но люди, находящиеся рядом с ними, часто не принимают этого или воспринимают это как проявление дружбы, а не сексуального желания. (Löfgren-Mårtenson.) Из-за этого складывается неверное представление о квир сообществе. Многие люди с нарушениями в развитии, которые испытывают влечения к представителям одного с ними пола, не считают себя квир, ЛГБТ+, GSM, и не могут выбрать другую идентичность из-за предрассудков, существующих в обществе и из-за общественной неосведомленности (Thompson et al.) Этой неосведомленности можно избежать, если опекуны будут проводить надлежащее сексуальное воспитание, с пониманием относится к принятию любой сексуальной ориентации их подопечных и предоставлять соответствующую информацию, когда они замечают, что их клиенты проявляют интерес к представителям одно с ними пола.
Даже теория, основанная на том, что причиной квир идентичнсти может быть сексуальное насилие в прошлом, работает против аутичных людей — потому что люди с отклонениями в развитии чаще сталкиваются с сексуальным насилием (Bedard et al,) и аутичные люди, к сожалению, не исключение. Поэтому многие предполагаю, что квир идентичность у аутистов — это всего-лишь следствие ранее перенесенного сексуального насилия. Люди стараются побороть «симптомы» и используют терапию для того, чтобы добраться до корня проблемы и исправить результат травмы. Однако, этот «результат» и есть наша сексуальная идентичность.
Иногда мы сталкиваемся с идеей, согласно которой «Аутисты похожи на «чистый лист» потому что мы несформировать свой собственный взгляд на основании того, что мы берем от своего окружения, родителей и профессионалов и лежит на пределами фундаментальных представлений о сексе» (A Peak at Autism Speaks.) К нашему сожалению, эти фундаментальные культурные убеждения стирают нашу сексуальную идентичность, особенно квир идентичность.
Кроме того, во многих западных странах квир идентичность рассматривалась как результат психических отклонений или заболеваний (Stevenson et al,), также как сейчас аутизм в психиатрии.
Аутичные транс* люди часто сталкиваются со значительной патологизацией и попытками изменить их личность, и их идентичность рассматривают как «гендерное расстройство». А служит всего лишь еще одним инвалидизирующим фактором в глазах тех, кто судит об идентичности. Когда исследование показало, что среди транс — детей и подростков аутистов больше, чем среди общего населения (Vries et al) в блогах на тему аутизма стали выражать обеспокоенность из-за того, что используя это нам могут заявить, что мы «не трансгендерные, а просто аутисты». Комментарий Саймона Барон-Кохена, показывает что эти страхи были обоснованы. Врис также отмечает, что хотя некоторые профессионалы признают, что человек может быть одновременно трансгендерный и аутичные, другие рассматривают трансидентичность как простую предрасположенность к необычным интересам или проявление обсессивно-компульсивного расстройства. Известен как минимум один случай, когда трансгендерную идентичность аутиста пытались подавить с помощью поведенческой терапии (Vries et al). Попытки добиться гендерного соответствия могут быть частью терапии (Bumiller.) Поведенческая терапия, которая в настоящее время является стандартной для аутистов, использует те же методы, которые использовали для «исцеления» транс идентичности и однополых влечений. Иван Ловаас, один из изобретателей этой теории, публиковал статьи о том, как «вылечить» квир идентичность и аутизм. Его исследования используются для доказательства того, что АВА (поведенческий анализ) — «золотой стандарт терапии» аутизма работает, тогда как его исследования по изменению квир-подростков похоронены. (Queering Autism)
Тем из нас, кто является гендерквир, говорят, что мы обязаны выбирать кто мы, даже если для этого нет никакой необходимости. Прежде всего в вопросах нашей гендерной идентификации мы сталкиваемся с предположением о нашей некомпетентности (Bedard et al,) с предположением, что мы не может самостоятельно понять, кем мы хотим быть (Grace,) и с противоречивыми стереотипами.
«Пока существуют стереотипы, что быть бигендерным — значит считать себя женщиной, а быть аутистом это значит считать себя мужчиной, кто тогда мы?» (Cat.)
Итак, наша аутичная идентичность может быть использована для того, чтобы отрицать нашу квир идентичность, а наша квир идентичность может быть использована для того, чтобы отрицать нашу аутичную идентичность. Если мы не в состоянии понять себя, незачем позволять использовать язык, чтобы охарактеризовать себя: если «аутизм заставляет (нас) путаться в гендерных вопросах» (Kris), то наша идентичность, пожалуй, не настоящая, и поэтому ей не нужно название, так? К тому же, идентичность многих аутичных людей явно является квир идентичностью, но не подходят для более специфических квир определений. Поэтому у нас часто нет слов, чтобы описать свою идентичность — поэтому  мы не способны выразить свою идентичность или нам неудобно объяснить ее доступными нам словами.
Разные виды квир идентичности и отсутствие подходящих терминов
Иногда не существует слов, которыми мы можем объяснить нашу идентичность, или мы их не знаем, и это как бы стирает нашу идентичность. Хотя некоторые молодые геи и лесбиянки предпочитают причислять себя к «пост-гендерному» сообществу и утверждают, что слова, за идентификацию себя с которыми мы сражаемся являются ярлыками, которые служат угнетению (Halberstam), недостаток слов, которыми можно описать свою идентичность, может стать причиной проблем. Иногда получается, что один гендер оказывается «чужим для системы» из-за «непонимания пола» (Ali.) Другие писали, что им приходится разбираться в мире гендерных символов, в котором такие как они — не относящие себя к определенному гендеру — остаются невидимыми. Спрашивать у них об их поле — это все равно что спрашивать о «милях на галлон» для автомобиля, который работает на солнечных батареях.
(Jack). Для них вопрос просто лишен смысла! Аманда, к примеру, считает себя геем и ей нравятся мальчики, как она пишет: «Я гей, но, хотя гендер для меня — очень серьезный фактор, существуют не менее сильные и даже более сильные факторы. Но на данный момент, к сожалению, для них нет названий» (Vivian). Она потеряла не понимание себя, она просто не может найти слова, которое другие смогут понять и к которому смогут относится с уважением. Без этого слова она может только причислять себя к группе, к которой она полностью не подходит, и внутри ЛГБТК+ нет определения, которое для них подходит, и они не могут отнести свою сексуальную ориентацию к любому виду квир-отношений. С Венди Ловсон, аутичной женщиной, которая (сейчас) признает себя гомосексуалом, именно это и произошло:
«Какое-то время все было нормально, хоть я не знала, каким словом объяснить, кто я. Я соответствовала тому ярлыку, к которому меня причисляли, хотя думал о том, что это очень неудобно. Но однажды я поняла, что больше не могу прятаться за надуманными убеждениями и принимать их как часть своей жизни» (Lawson 143)
Без осознания того, что «лесбиянка» — это кто-то, кем она может быть, она жила в браке, который явно не подходил для нее, и сталкивалась с множеством неудобств. Что, если слов не существует? Недостаток языка может эффективно стирать понятия — это одна из основных идей для создания Новояза в романах Оруэлла.
Маргинализация в квир-сообществах
Даже глядя на аутичных представителей квир сообщества, которые могут контролировать свою собственную жинь и открыто говорить о своих гендерных и сексуальных предпочтениях, нас продолжают не замечать и инвалидизировать в квир группах и в группах, где могли бы быть возможные союзники.
Мелани Ирагу, асексуальная аутичная гендерквир, заметила что «либо они думают, что я недостаточно аутична, либо они думают что я не совсем квир, либо они думают, что я недостаточно асексуальна, либо они думают что я недостаточно человечна. И так далее, и тому подобное» (Ирагу), одна идентичность стирает следующую. Из-за того, что она асексуал, ее не воспринимают как гендерквир, благодаря аутизму ее воспринимают как вечного ребенка и исключают любую сексуальность, а гендерквир рассматривается как понятие, понять которое аутичный человек не в состоянии. Все попытки ее маргинализировать основаны на том, что ее выставляют «не совсем человеком», и ее асексуальность инвалидизирует ее еще больше, потому что считается, что у людей должно присутствовать сексуальное влечение. Некоторые говорят, что «люди, которые знают, что я квир, очень сильно удивляются, когда узнают, что я аутист». (Ali/Eliot). Потому что считается, что у них уже есть одно, единственное допустимое отличие от нормы, потому что они квир. Или Ларон Брайс — парень, который открыто признает себя геем, говорит, что заметил, что даже те, кто считает себя союзниками ЛГБТ сообщества часто считают его сожителя просто другом, и им кажется странным то, что один и тот же мозг может делать человека аутистом и геем. (Bryce.) Кристиан предпочитает отмечать сходство между своей аутичностью и квир идентичностью, и на то, и на другое нужно время, чтобы их понять, принять и осознать, и то и другое, по мнению некоторых, нуждается в «лечении», иногда даже с помощью унизительных методов поведенческой терапии, в том числе с помощью электрического тока. (Guin; Stevenson et al.)
Зак обнаружил, что его местный Открытый Гей Альянс (в котором, как заметно по названию, исключают другие квир идентичности!) для него явно не доступен (“Intersectionality and Cynicism”,) а невербальные сигналы, ожидаемые во время флирта, для него также недоступны. (“On The Erasure of Queer Autistics”.) Люди «читают» то, как другие двигаются, ходят и общаются с людьми используя эти подсказки, и это — привилегия для тех, кто двигается типичным образом и маргинализирует тех, кто этого всего не может. (Ndopu and Moore.) Это особенно проблематично для аутичных людей, потому что у нас нет физических причин для того, чтобы двигаться по-другому, и люди не понимают, что мы двигаемся по-другому. Они интерпретируют то, как мы двигаемся, используя те же критерии, которые они используют для того, чтобы интерпретировать движения большинства людей, не понимают их настоящее значение и игнорируют наши квир предпочтения. Им также может показаться, что наши попытки выразить себя слишком странные или стереотипные, из-за того, что мы узнаем что значит быть геем от телевизионных исполнителей (Lawson,) не понимая при этом, насколько они переигрывают. Нам нужны люди, которые могли бы нам прямо сказать, что человек может быть квир, оставаясь собой и находились бы рядом, чтобы те из нас, кто не может читать язык тела или понимать тон человека, имели бы что-то вроде “gaydar.”(способность человека определять сексуальную ориентацию других людей на основе ряда внешних признаков или внутренних ощущений при контакте в неформальной обстановке. Информация из Википедии)
(Lindsay.)
Для Марьи оказались недоступны ЛГБТ клиники из-за ее сенсорных особенностей (Erwin.) Еще один вопрос, это доступная среда: для того, чтобы нас замечали в пространстве, которое создано для нас, мы действительно должны быть способны функционировать в этом пространстве. Кроме проблем, связанных с коммуникацией, есть еще и проблемы, связанные с сенсорными особенностями: сенсорные перегрузки могут исключать и исключают квир-аутистов из сообщества (JJ,), и у людей с инвалидностью часто не хватает сил, необходимых для того, чтобы найти партнера, когда в качестве партнера подходит не так много людей (Kaz.)
Иногда отсутствие доступной среды является следствием стереотипа, что к людям в ЛГБТ сообществе дружелюбно относятся. Но, к примеру Аманда Беггс, нонгендерная аутичная лесбиянка, тем не менее, сталкивалась с явным эйблизмом:
«Однажды, когда я пришла в ЛГБТ центр, я встретила парня-гея, которого мое присутствие вдохновило сказать, что он работает в учреждениях, в которых находятся люди, которые выглядят как я и о том, как он стоял над кроватями некоторых пациентов и спрашивал (очень страдальческим голосом): «Почему вы живы?».
И кто хочет, чтобы я симпатизировала агонии, которую он испытывает из-за нашего существования? Серьезно. Это действительно произошло. (“This is not the post I started out writing.”)
Исключение из общины, основанное на нашей гендерной или сексуальной идентичности не всегда бывает настолько однозначно, как желание сочувствовать нам просто из-за самого факта нашего существования. Когда Джулия училась в колледже, открытое признание себя лесбиянкой открыло ей дверь в новый мир. «Наконец, признавать себя лесбиянкой не является чем-то проблематичным»… «но инвалидность, к сожалению, воспринимается иначе» (Bascom) Эйблизм создал такую ситуацию, при которой никто не знает, никто не понимает, как разбираться в отношениях с кем-то, кто не умеет поддерживать контакт глазами, не знает как флиртовать и не может справляться с ролью.
Иногда предполагают, что аутичные люди не могут понять опыт других представителей квир сообщества.
Как заметила Аманда Форест Виван, как мы смеем замечать сходство? Как мы смеем говорить о том, что разговоры об аутизме похожи на ту борьбу, которые вели гомосексуальные люди о «лечении» гомосексуальности? Кроме того, некоторые гомосексуальные люди замечают, что никого не убивают за то, что он аутист.(The ultimate (ridiculous) showdown) Обвиняя нас в непонимании борьбы квир сообщества, нейротипичные представители квир сообщества явно не понимают борьбу аутистов: людей убивают за то, что они аутисты, причем регулярно, и наши убийцы обычно выставляются святыми, а наше убийство — милосердием.
Исключение является достаточно отрицательным, чтобы добавить это в список привилегий нейротипиков: «Если я отношу себя к ЛГБТ, я буду не единственным человеком с моим нейротипом в группе поддержки или на форуме» или «если я асексуал, меня не будут использовать в качестве доказательства того, что все люди с моим нейротипом асексуальны». (Bev) Асексуальные люди могут использовать эйблизм для того, чтобы доказать, что они не аутисты и их сексуальная ориентация является настоящей, в отличие от нашей. (Kaz)
Другие считают, что у них возникают проблемы с выражением своей идентичности из-за того, что их контролируют и из-за своих аутичных черт. Аутичным транс-женщинам сложно получить доступ к гормонам и операции, потому что от них ожидают, что они прекратят вести себя по-мужски, хотя их поведение скорее аутичное, чем мужское. (Erwinl; Queering Autism) Даже в транс сообществе их могут считать фальшивками, потому что они действуют как аутичные представители гендера, к которому они себя относят, или (возможно поэтому?) не прилагают особых усилий для того, чтобы соответствовать каким-либо социальным стереотипам (Autism and Transsexualism) У некоторых инвалидность вызывает недоверие: инвалидность может восприниматься как красный флаг просто потому, что из-за нее некоторые фальшивые транс* люди могут проникнуть в сообщество (“Twenty Hallmarks of Fake Trans Personae”), и пока это будут те, кто будет выдавать себя за транс* людей, недоверие по отношению к инвалидам в транс* сообществе будет усиливаться, и это будет маргинализировать нас. Снова у нейротипиков есть привилегия: «Если моя сексуальная ориентация, гендерная идентичноть, стиль жизни или верования являются нестандартными, никто не будет предполагать, что я притворяясь, ошибаюсь, тороплюсь с выводами или неспособен понять, кто я, из-за того, что я нейротипик» (Bev,). Такое часто бывает в сообществе  трансгендеров.
Маргинализация в сообществах инвалидов
Маргинализация квир-аутистов в сообществах инвалидов может быть связана с исключением из этих сообществ людей с когнитивной инвалидностью, с исключением представителей квир-сообщества в целом или с обеими этими факторами.
Как аутичных людей, нас часто исключают из сообществ инвалидов:
«Ты знаешь, они сказали мне, что я не выгляжу — никто не должен был… я должна была быть просто другой калекой. И они начали шутить и подтрунивать, как если бы я была просто другой калекой.
«Она спросила у меня, продолжают ли мои ногти расти; я спросила ее, продолжают ли расти ее волосы.»
«Они хотят, чтобы были представлены все виды инвалидности? Тогда почему они просто не спросят SuperChris: у него когнитивная инвалидность.»
«Они, конечно, не имели в виду меня. Я не относилась к этому, я не относилась к ним. Они не хотели оскорблять. Но этого было достаточно, чтобы понять, что мое виденье того, какое должно быть сообщество инвалидов и их не совпадают» (Montgomery.)
В группах по аутизму забывают о том, что все сексуальные ориентации могут встречатся, на конференциях родителям говорят, что мы сами не знаем, какая у нас сексуальная ориентация и что ее возможно сменить (Lawson,) и предлагая родителям заставлять детей признавать «нормальный» гендер. (“Parent Guides: Part 2,”) воспринимают гетеросексуальную ориентацию как более простой вариант а другие ориентации/идентичности как что-то слишком сложное для того, чтобы это можно было объяснить аутичным людям (Java Junkie,) представляют наши гипотетические отношения, как отношения «гетеросексуального человека с синдромом Аспергера и гетеросексуального человека без синдрома Аспергера» (“Tony Attwood Tells Us to ‘make Lemonade,’”) и предполагая, что те из нас, кто асексуален, асексуален именно из-за нашего аутизма (“Erasure and Asexuality;” Linday; “Please Violate Only One Stereotype at a Time”) или просто ощущает себя таким из-за аутизма (Henny.) В случае асексуальности мы можем столкнуться с недопониманием, открыто выражая ее, из-за стереотипов об инвалидах (в том числе и об аутистах) и о асексуальности. Это провал: «Это делает из меня неудачником-инвалидом, который соответствует стереотипу, хотя ради того, чтобы от этого стереотипа избавится, инвалиды очень усердно работали. (Yergeau.) Привилегия нейротипиков в этом вопросе: асексуальный нейротипик не служит доказательством тому, что все люди, принадлежащие к его нейротипу бесполые, как бывает с аутичными людьми (Bev,) и поэтому мы можем боятся признать нашу асексуальность (E.) В книге «Синдром Аспергера и девочки» Темпл Грандин говорит только о аромантических отношениях, и редакция не обращает внимания на то, что она говорит не за всех женщин в спектре. Гетернормативное поведение, кажется, вообще не имеет никаких исключений.
(“Aspergers and Girls.”)
Даже аутичные сообщества не избежали стирания: когда Autism Women’s Network пригласил Стейси Миллер из ЛГБТ группы говорить на их блоге/радиостанции, они ожидали, что речь пойдет о аутичных подростках, которые также являются ЛГБТ. Этого не произошло. Вместо этого был разговор о параллелях между борьбой, которую ведет за свои права ЛГБТ молодежь и аутичная молодежь, но не о случаях, когда молодые люди принадлежат к обеим категориям (“Gender and Sexuality.”) Несмотря на то, что Autism Women’s Network в целом хорошо относится ко всем, кто считает себя «женщиной» в том числе и к транс* аутичным женщинам (“Welcome!”), которые каким бы то ни было образом считают женский пол своей идентичностью, гостья, казалось, запуталась, потому что она верила, что каждый человек должен иметь единственное отличие.
Другие аутичные сообщества также сталкиваются с подобной проблемой. Одна черная аутичная женщина замечала, что «цветные аутичные студенты, которые являются одновременно женщинами, гомосексуалами, имеют дополнительную инвалидность, являются транс*, и имеют финансовые сложности — мою работу с ними чаще всего игнорируют, их не слушают о время встреч группы, не впускают и часто не рассматривают как участников» (Girljanitor.)
Чаще всего уделяли внимание гетеросексуальным аутичным людям, причем симпатизировали больше аутичным мужчинам, которые чувствуют, что их аутичные черты могут объединить их в «френдзону» (“Intersectionality and Cynicism.”) В аутичных квир-сообществах этому уделяют мало внимания, но доминирующая культура в аутичном сообществе остается гетеросексуальной, и многие аутичные блогеры с любыми другими предпочтениями маргинализируются и воспринимаются как бракованные и игнорируются либо атакуются большинством других представителей аутичного сообщества. (Girljanitor.) Из-за того, что их голос игнорируется в наших сообществах, им гораздо сложнее сделать так, чтобы за пределами наших сообществ знали о том, что аутичные люди разные и часто подвергаются маргинализации.
В книгах, которые написаны аутичными людьми/аспи должен рассматриватся подобный вопрос. В «аспи-девочка» есть определенная инклюзия, но когда там сказано о гетеросексуальных отношениях, используются только местоимения «она». Автор не замечает опыт трансгендерных/транссексуальных аутичных женщин, и не обращает внимание на различия между гетеросексуальными и не гетеросексуальными отношениями. (Amialone.)
Книга «Секс, Сексуальность и аутичный спектр», написана гомосексуальной аутичной женщиной, в которой отображен личный опыт: вероятнее всего, это лучшая книга об аутизме и сексуальной идентичности, которуя я когда-либо встречала, но и она не идеальна. Она исключает опыт нонбинарных аутичных людей, потому что там уделяется внимание только
«тому же самому гендеру», либо «противоположному гендеру» (Lawson.) Она описывает, что ощущает себя скорее мужчиной, чем женщиной, но воспринимает себя как женщина, и это может помочь понять транс* аутичных людей, которые хотят получить подтверждение на операцию по смене пола. Профессионалов книга Венди может побудить подождать, изучить и принять этих людей как представителей того пола, к которому они себя относят. Но ее ссылка на бисексуальность, может способствовать игнорированию из-за стирания понятий гендерной идентичности и сексуальной ориентации: и поэтому опыт некоторых транс* людей может оказаться проигнорированным.
Заключение
Квир-аутисты сталкиваются с предрассудками о квир идентичности внутри почти всех аутичных сообществ и сообществ специалистов, занимающихся вопросами аутизма — если они специально не сосредоточены на вопросах квир-идентичности. Мы сталкиваемся с эйблизмом внутри квир-сообщества. Асексуальное сообщество часто эйблистски реагирует на то, что они, якобы, все аутисты, и это исключает тех из нас, кто действительно аутист. Мы сталкиваемся с стереотипами против когнтивиной инвалидности в сообществах людей с инвалидностью, и это, как правило, распространяется на квир-сообщества для инвалидов. Идея о том, что у одного человека может быть только одно-единственное открытие, или что он должен нарушать только один стереотип, сильно способствует тому, что мы остаемся незамеченными. И как мы могли бы разделить нашу идентичность, даже если бы мы попытались это сделать?! Мелани правильно сказала об этом: Я не знаю, почему я должна противопоставлять то, что я квир, тому что я аутист, тому, что я ассексуал, тому, что у меня депрессия, и тому, что делает меня независимой от пола (Yergeau.) Разделить все это на отдельные куски, разложить по отдельным коробочкам, разбить на отдельные виды, даже для тех из нас, у кого есть несколько отличий — эта идея способствует нашему игнорированию.
Цитируемые работы
Ali. «Addendum to Latest SBC Rant.» The Polite Yeti. 2 May 2011. Web. 3 Apr. 2013.
Ali/Eliot. «The Very next Day Was My Birthday.» The Alternate Lexicon. 1 Apr. 2011. Web. 20 Aug. 2013.
Amialone. This Is Not a Fucking Thinspo Site. July 2013. Web. 24 Aug. 2013. <http://amialone.tumblr.com/post/56116672621/throwing-in-one-or-two-female-pronouns- when>.
«Autism and Transsexualism.» Transsexual Roadmap. 6 Mar. 2012. Web. 21 Aug. 2013.
Baggs, Amanda. «Please Violate Only One Stereotype at a Time.» Ballastexistenz. 16 Dec. 2007. Web. 24 Aug. 2013.
Baggs, Amanda. «This Is Not the Post I Started out Writing.» Ballastexistenz. 19 Nov. 2009. Web. 22 Aug. 2013.
Bascom, Julia. «Whose Stories Get Told: Regarding Feeling Unsafe In The Glee Fandom.» Just Stimming. 14 Oct. 2011. Web. 24 Aug. 2013.
Bedard, Cheryl, Hui Lan Zhang, and Kenneth J. Zucker. «Gender Identity and Sexual Orientation in People with Developmental Disabilities.» Sexuality and Disability 28.3 (2010): 165 75. Springer Link. Springer, 20 Mar. 2010. Web. 29 Mar. 2013.
Bev. «The Ever-expanding List of Neurotypical Privilege.»Square 8. 29 July 2009. Web. 22 Aug. 2013.
Bryce, Landon. «John Elder Robison on Autism and Sexual Orientation.» ThAutcast. 20 May 2012. Web. 3 Apr. 2013.
Cat. «Meet Your Moderator: Cat.» Nonbinary Autistics. 10 Jan. 2011. Web. 20 Aug. 2013.
Ditz, Liz. «Vigil for George Hodgins and Other Disabled People Murdered by Their Families.» I Speak of Dreams. TypePad, 16 Mar. 2012. Web. 3 Apr. 2013.
E. «On (A)sexuality.» The Third Glance. 3 Jan. 2012. Web. 24 Aug. 2013.
Elmindreda. «The Difference Slot.» リザード. Web. 22 Aug. 2013.
Erwin, Marja. «So I’ve Been Wondering….» Ananiujiþa. 26 June 2013. Web. 30 Aug. 2013. <http://ananiujitha.tumblr.com/post/53960445503/yesthattoo-ananiujitha-so-ive-been&gt;.
Fine, Cordelia. Delusions of Gender: How Our Minds, Society, and Neurosexism Create Difference. New York: W. W. Norton, 2010. Print.
Gabriels, Robin L., and Dina E. Hill. Growing up with Autism: Working with School-age Children and Adolescents. New York: Guilford, 2007. Print.
«Gender and Sexuality.» AWN Radio. BlogTalkRadio. 6 Dec. 2010. Autism Women’s Network. Web. 26 Aug. 2013.
Girljanitor. «A Conversation the Autistic Community Needs to Have, Desperately.» Patient Presents as Academic and Upset. 25 Aug. 2013. Web. 26 Aug. 2013.
Grace, Elizabeth J. «Autistic Community and Culture: Silent Hands No More.» Loud Hands: Autistic People, Speaking. Ed. Julia Bascom. Washington, DC: Autistic, 2012. 95-99. Print.
Guin, Kristin. «My Perspective: Autism, Sexual Orientation (or Gender Identity) and the Intersection of the Two.» Queerability. Tumblr, 3 Apr. 2013. Web. 3 Apr. 2013.
Halberstam, Judith. In a Queer Time and Place: Transgender Bodies, Subcultural Lives. New York: New York UP, 2005. Print.
Henny. «Asexual on the Spectrum.» Procrastination Embodied. 22 Jan. 2011. Web. 22 Aug. 2013.
Ingudomnukul, E., S. Baroncohen, S. Wheelwright, and R. Knickmeyer. «Elevated Rates of Testosterone-related Disorders in Women with Autism Spectrum Conditions.» Hormones and Behavior 51.5 (2007): 597-604. Print.
Jack, Jordynn. «Gender Copia: Feminist Rhetorical Perspectives on an Autistic Concept of Sex/Gender.» Women’s Studies in Communication 35.1 (2012): 1-37. Taylor & Francis Online. Taylor & Francis Group, 16 May 2012. Web. 1 Apr. 2013.
Java Junkie. «Re: Double Rainbow: Parent Guides, Part 1.» Bitch Media. 17 Feb. 2012. Web. 26 Aug. 2013.
JJ. «Re: «On Ableism within Queer Spaces, Or, Queering the «Normal»» PrettyQueer.» PrettyQueer. 11 Dec. 2012. Web. 21 Aug. 2013.
Kaz. «Disability and Asexuality.» Http://disabledfeminists.com/. FWD/Forward, 6 Nov. 2009. Web. 22 Aug. 2013.
Knoepfler, Peter T. «Sexuality and Psychiatric Disability.» Sexuality and Disability 5.1 (1982): 14- 27. Springer Link. Web. 1 Apr. 2013.
Koller, Rebecca. «Sexuality and Adolescents with Autism.» Sexuality and Disability 18.2 (200): 125- 35. Springer Link. Springer. Web. 1 Apr. 2013.
Kris. «Re: «On Ableism within Queer Spaces, Or, Queering the «Normal»» PrettyQueer.» PrettyQueer. 28 Dec. 2012. Web. 21 Aug. 2013.
Lawson, Wendy. Sex, Sexuality and the Autism Spectrum. London: Jessica Kingsley, 2005. Print.
Löfgren-Mårtenson, Lotta. «The Invisibility of Young Homosexual Women and Men with Intellectual Disabilities.» Sexuality and Disability 27.1 (2009): 21-26. Springer Link. Springer, 9 Oct. 2008. Web. 1 Apr. 2013.
Lindsay. «Doubly Deviant: On Being Queer and Autistic.» Autist’s Corner. 10 Nov. 2010. Web. 22 Aug. 2013.
Montgomery, Cal. «Critic of the Dawn.» 2001. Loud Hands: Autistic People Speaking. Ed. Julia Bascom. 1st Ed. Washington, DC: The Autistic Press, 2012. 49-59. Print.
Narby, Caroline. «Double Rainbow: A Peek at Autism Speaks.» Bitch Media. 17 Jan. 2012. Web. 25 Aug. 2013.
Narby, Caroline. «Double Rainbow: Asperger’s and Girls.» Bitch Media. 7 Feb. 2012. Web. 25 Aug. 2013.
Narby, Caroline. «Double Rainbow: Erasure and Asexuality.» Bitch Media. 6 Jan. 2012. Web. 24 Aug. 2013.
Narby, Caroline. «Double Rainbow: On Lisbeth Salander.» Bitch Media. 5 Jan. 2012. Web. 20 Aug. 2013.
Narby, Caroline. «Double Rainbow: Parent Guides, Part 1.» Bitch Media. 17 Feb. 2012. Web. 25 Aug. 2013.
Narby, Caroline. «Double Rainbow: Parent Guides, Part 2.» Bitch Media. 21 Feb. 2012. Web. 26 Aug. 2013.
Narby, Caroline. «Double Rainbow: Tony Attwood Tells Us to «make Lemonade.»» Bitch Media. 3 Feb. 2012. Web. 25 Aug. 2013.
Ndopu, Edward, and Darnell L. Moore. «On Ableism within Queer Spaces, Or, Queering the «Normal»» PrettyQueer. 7 Dec. 2012. Web. 21 Aug. 2013.
Orwell, George. 1984: A Novel. New York, NY: Signet Classic, 1977. Print.
Queering Autism. Web. 1 Apr. 2013.
Richter, Zachary. «Intersectionality and Cynicism: Why We Will Never Arrive «home» and Why It Is Important to Have This Realization.» That Autistic That Newtown Forgot. 8 Aug. 2013. Web. 24 Aug. 2013.
Richter, Zachary. «On the Erasure of Queer Autistics: What It Feels like to Be Erased and Haunted.» That Autistic That Newtown Forgot. 1 Mar. 2013. Web. 24 Aug. 2013.
Sinclair, Jim. «Personal Definitions of Sexuality.» Jim Sinclair’s Web Site. Syracuse. Web. 1 Sept. 2013.
Stevenson, Michael R., and Jeanine C. Cogan. Everyday Activism: A Handbook for Lesbian, Gay, and Bisexual People and Their Allies. New York: Routledge, 2003. Print.
Thompson, S. Anthony, Mary Bryson, and Suzanne De Castell. «Prospects for Identity Formation for Lesbian, Gay, or Bisexual Persons with Developmental Disabilities.» International Journal of Disability, Development and Education 48.1 (2001): 53-65. Ilga-europe.org. Web. 30 Mar. 2013.
«Twenty Hallmarks of Fake Trans Personae.» Transsexual Roadmap. 6 Mar. 2012. Web. 21 Aug. 2013.
University of Cambridge. Office of Communications. Female-to-male Transsexual People Have More Autistic TraitsEurekAlert! AAAS, 5 Mar. 2011. Web. 22 Aug. 2013.
Vivian, Amanda F. I’M SOMEWHERE ELSE. 13 Apr. 2011. Web. 29 Aug. 2013. <http://adeepercountry.blogspot.com/2011/04/i-was-thinking-about-identifying-as-gay.html&gt;.
Vivian, Amanda Forest. «The Ultimate (ridiculous) Showdown.» Weblog post. I’M SOMEWHERE ELSE. 23 Mar. 2011. Web. 20 Aug. 2013.
Vries, Annelou L. C., Ilse L. J. Noens, Peggy T. Cohen-Kettenis, Ina A. Berckelaer-Onnes, and Theo A. Doreleijers. «Autism Spectrum Disorders in Gender Dysphoric Children and Adolescents.» Journal of Autism and Developmental Disorders 40.8 (2010): 930-36. Springer Link. Springer, 22 Jan. 2010. Web. 28 Mar. 2013.
«Welcome!» Autism Women’s Network. Web. 30 Aug. 2013.
Yergeau, Melanie. Facebook Message. 26 Mar. 2013.
Hillary, Alyssa. «Queer Autistic Voice.» Yes, That Too. 26 Aug. 2013. Web. 26 Aug. 2013.