вторник, 10 марта 2020 г.

Этот пост про активистку Дарью Вьюгину и одновременно не про Дарью, потому что таких Дарий на постсовке тысячи.
Но вот эта конкретная Дарья написала обо мне пост с постоянным заходами на то, что этническая еврейка не может быть мусульманкой и как ужааасно что ислам у меня был «довольно радикальный, если ей не изменяет память».
А до этого Даша писала про алкоголь. И про тётенек, гордых глупых тётенек, которые приходят в школу и говорят, что пить плохо, но сами не пили и никто поэтому их слова, их взгляд свысока не воспримет всерьез.

Дарья не видит, что здесь она в таком же белом пальто, только ещё хуже. На примере ее поста обо мне можно хрестоматийно показать, как происходит радикализация  у тех, у кого ее «вроде бы» быть не должно.

Представьте себе парня по имени Тарик. Тарик живет в Питере, он из интеллигентной этнической еврейской семьи, но во взрослом возрасте ушёл из иудаизма/атеизма/православия, и стал мусульманином.
Все детство его гнобили за то, что он еврей. Теперь стали гнобить ещё и за ислам. Все - начиная от родственников и заканчивая случайными людьми.
Тарик уверен что его вера истинная, что он страдает за то, что «посмел» верить в того, кто его создал, «посмел» слушаться того, от кого зависит его ВЕЧНАЯ ЖИЗНЬ.
То есть эти люди хотят его смерти.
И смерти всех, чьи моральные принципы совпадают с принципами Тарика, кто посмел верить так же, как и он.
Их называют «хачами», «чурками» и «бабахами». Их не хотят брать на работу. От них в транспорте стараются держаться подальше.
Их убивают - часто, много убивают - в Афганистане, Ираке, Сирии. И все радуются. Русские убивают их ни за что и радуются «победе», но стоит одному мусульманину убить Совка, как все начинают выть. 

Сейчас все думаю о том что такие как Дарья действуют будто специально. Она сама писала про алкоголь и наркоманию, что когда типа такой правильный людь который не пил и не курил всех поучает - это не работает. Люди пить и курить от таких «правильных» белопальтовных не бросают.
Смерть одного православного - трагедия. Смерть мусульман - для большинства «норма».
Тарик от этого чувствует ещё большую солидарность с уммой, со всемирной еврейской общиной. Он готов умереть, ее защищая.
На самом деле Тарик хочет умереть. Он говорит всем что любит смерть больше жизни, но самом деле и жизни-то у него нет. Он предатель для родных, «бабах» для своих сограждан, недочеловек, одним словом. И он хочет убивать тех, кто так считает. Защитить себя, своего Бога, свою умму.
Но что-то сдерживает его. То ли вера  что «убийство одного невинного человека равно уничтожению всего человечества», то ли оставшиеся в подсознании либеральные ценности. А может просто мысли о каких-то бывших друзьях-кафирах.
Тарик отчаянно пытается доказать себе, что «не все русские такие».
И вот после очередной сирийской бомбежки, которой  все радуются, Тарик не выдерживает. Он решает совершить нечто непоправимое, но в глубине души надеется что его отговорят.
Надо убедится что не все русские такие, что взрыв в метро или в торговом центре убьёт невинных людей, которые никогда не были врагами ислама!
И вот тут на сцену выходит Дашенька Вьюгина со своим типа-интерсекциональным пабликом, где наезжают на мусульман и утверждают, что еврей по происхождению и мусульманин - это ужас-ужас.
Или любой другой активист, с которым Тарик решил встретится лично, ведь если не в левой и не в либеральной среде искать не-исламофобов, то где?
Но нашёл Тарик не поддержку, а Дарью.

Думаю, дальше понятно что произойдёт.

И это действительно будет pretty eerie.