понедельник, 13 января 2020 г.

Женщины во власти ИГИЛ*: рассказы жен



Источник: AlJazeera
(Предупреждение: описание насилия)


(Женщины, заключившие брак с  ИГИЛовскими бойцами, рассказывают, как их заставляли смотреть публичные казни и привязывать взрывчатки к другим женщинам)


[Женская фигура Изображение сделано  Jawahir Al-Naimi/Al Jazeera]

Во второй части нашей пятисерийной истории о женщинах, живших при Исламском государстве Ирака и Леванта (ИГИЛ*), три женщины рассказывают о своем браке с ИГИЛовскими бойцами.

Аноним из Сирии. “Теперь это твоя жизнь. Ты часть ИГИЛ*, нравится тебе это или нет”

ИГИЛ* была похожа на заразу, на эпидемию вроде гриппа, заражающую все вокруг. К сожалению, она заразила и мой дом. Она заразила мой дом с помощью моего мужа.

У него раньше не было предубеждений. Он любил жизнь. Он был хорошо образованным и чувствительным человеком, либералом. Его все вокруг уважали. Постепенно он становился все более религиозным, все более набожным. И я заметила, что его принципы сильно изменились. Даже не знаю, как это объяснить. Это происходило постепенно.

Однажды он вдруг решил поехать за город, навестить своих родителей.

На следующий день мне позвонила его мать и сказала:

-Его больше нет. Точка. Забудь о нем. У тебя больше нет мужа.

40 дней я провела с родственниками, не возвращалась домой. Один из них вдруг сказал, что он проходил мимо моего дома и видел там моего мужа.

Я примчалась домой счастливая и бросилась его обнимать. Но это уже был не он. Да, у этого человека было то же лицо, но личность стала совсем другой. Как будто передо мною был незнакомец.

Он заявил:
-Я принял решение, которое ты должна принять. Теперь ты - часть ИГИЛ*, нравится тебе это или нет.


Нур Мухаммед, Ирак: “Я все еще его люблю”

Меня зовут Нур Мухаммед, и я родилась в 1991 году.

Мой муж был простым солдатом. Когда прибыло ИГИЛ*, он присоединился к этим людям.

Он запретил мне видеться с семьей. Если честно, я не могла от него уйти. Он был моей второй половинкой. Кроме того, у нас было двое детей, и я была на шестом месяце беременности, ждала третьего.

Понятия не имею, почему он к присоединился к ИГИЛовцам, но точно знаю, что его убедили друзья. Я часто пыталась изменить его мнение, но у меня ничего не получалось.

Когда мы жили в Мосуле, я угрожала его бросить и уехать к родителям.
Он заявил:
- Да пожалуйста, только дети останутся здесь. Это же мои дети.

Уйти было бы рискованно из-за ИГИЛ* и иракской армии.

Муж стал иначе вести себя по отношению ко мне, но в лучшую сторону. Он думал, что его в любой момент могут убить. Так что всякий раз, когда он шел на рынок, он что-то для меня покупал. Он покупал мне все, что я хотела. Его мать даже делала ему замечания, что он слишком много тратит на семью.
- Нет уж, пока я жив, я буду покупать все, что хочу, - ответил он. - Не важно, дорого это или нет. Не хочу лишать мою семью чего-либо, пока я еще жив.

Я все еще его люблю. Люблю его длинные волосы, которые так хорошо на нем смотрятся. И его длинная борода мне тоже нравится.

Я хочу, чтобы каждая женщина вышла замуж, чтобы она почувствовала, что муж может быть ей так же дорог, как собственная душа.
Когда я узнала о смерти мужа, то потеряла сознание.



Хадиджа - Ракка, Сирия: «Они били ее камнями, пока она не умерла»
Я Хадиджа. Мне 33 года, и я была жената на члене ИГИЛ*. Он был из Бельгии.
Я познакомилась с мужем, когда он пришел к моему брату просить моей руки. У него уже было две жены. Одна из них осталась в Бельгии, потому что не хотела ехать с ним в Сирию.

Моя семья благосклонно отнеслась к свадьбе из-за финансовых и религиозных соображений. Но при виде его я отказалась. У него были длинные волосы и борода. Но меня заставили на нем жениться.

Когда он отвез меня домой, его жены там не было. В первую брачную ночь он объяснил мне, что ему бы хотелось, чтобы я ему делала. Он был жестоким. Они все были жестоки. Бойцы ИГИЛ* этим и известны. У женщин не было права голоса. Мужчины  принимали все решения.

Конечно, я была несчастна. Как же еще могло быть? Если кто-то ударит вас в первую брачную ночь, вы почувствуете себя униженным и несчастным. Он часто проявлял насилие, и не только ко мне. Он бил свою вторую жену прямо передо мною. И мы не смели возразить.
Мой муж часто брал меня с собой смотреть ИГИЛовские казни. Однажды, когда мы сидели в машине, она мне сказала:

- Я вам кое-что покажу.

Мы увидели, как решаются два судебных дела. Первое было “содомитское” дело. Они привязали осужденного к стулу и скинули его с самого высокого здания.

Второе дело касалось женщины. Я смотрела на все это потому, что меня заставил муж. Они  отвезли эту женщину на кольцевую развязку Аль-Наим и забили ее камнями до смерти. Они били ее камнями, пока она не умерла. Кровь текла из ее глаз и со всего лица. Каждый раз, когда она пыталась встать, они бросали в нее камни.

Еще они искали женщину, которая захотела бы надеть пояс смертника. И многие женщины вызвались добровольцами. Муж предложил это сделать мне и второй жене, но мы были ужасно напуганы. Поэтому он испугался, что из-за нас вся операция провалится. Добровольцами стали четыре женщины из Бельгии. Мы помогли им подготовиться. Мы знали, как это делается, наблюдая за другими. Мы знали, куда прятать взрывчатку. И надеть эту штуку на женщину могла только другая женщина, так что это пришлось делать нам.

Самое главное - научить этих мужчин перестать проявлять насилие по отношению к женщинам. Насилие над женщинами должно прекратиться. Нам надо добиваться гендерного равенства. И, более того, нам надо добиться мира.


*Запрещенная в России террористическая организация
—-
Эта запись была сделана для документального фильма «Женщины ИГИЛ» от режиссера Томаса Дандуа. Интервью отредактировано для ясности и краткости. Это - вторая часть пятисерийного текста.


На русский язык переведено специально для проекта Пересечения.