понедельник, 26 августа 2019 г.

Али Арфин. Мои качества это не я


Сильнейшая тупка от колёс. Казалось бы, пью их, чтобы не тупить. Ну, раз уж пошла такая пьянка, буду писать посты дальше. У меня есть идея, которую я хочу продолжать выражать, но из-за того, что туплю, боюсь, что не смогу её логично изложить, и будет она выглядеть бредово. А мне тут как раз рассказали, какие именно мне когда-то там диагностировали расстройства мышления. Да и ещё в инструкции опять «показания: шизофрения». Потому я и начала писать о том, что чем больше мы разглядываем себя, тем больше собой недовольны. Я вот прямо чувствую себя неадекватной. И это после зимней школы, где мне говорили, как здорово, что я помогаю, и как у меня хорошо получается. Так вот, на практике оказывается, что расстройства мышления меня не определяют. Я продолжаю эту мысль – мысль о том, что ещё меня не определяет.
Наконец настал тот момент, когда меня спросили, какого пола люди меня привлекают. Я ответила, что не знаю. Романтически мне нравятся мужчины, внешне, телесно – по большей части люди женского пола. В отношениях я не мыслю себя ни с теми, ни с другими. Это всё очень от многого зависит, и это не определяет то, как я живу. Когда мне надоели мучительные приступы гендерной дисфории (и я поняла, что моя потребность, чтобы меня воспринимали как мужчину, связана с потребностью в признании моей мужской сексуальной привлекательности), я научилась говорить в женском роде, и даже как-то интегрировала этот аспект в свой образ. Это было непросто, но это стоило того, я сознательно выбрала небинарность, потому что не хочу, чтобы гендер определял то, как я живу и как веду себя в отношениях с окружающими. Моя сексуальность не определяет меня.
Представим, что мне нравятся носки в розовую полоску. Это, кстати, факт: когда у меня было тяжёлое депрессивное состояние, я просто перекрасила свой дневник и сайт в ярко-розовый, лиловый такой цвет. Это меня утешало. С точки зрения психологии цветовое предпочтение много говорит о человеке. Но давайте заметим, оно говорит о состоянии. Могу ли я сказать, что я – кто-то, кому нравится розовый, кто-то, кто носит носки в розовую полоску? Что это – черта моей личности? Не сужает ли это мой диапазон в то время, когда моя душа – бесконечна?
Иногда я листаю картинки и выбираю: это мне нравится, это я. А это не я, но мне нравится. Поэтому эту картинку я сохраню, а эту оставлю. Когда я делаю другие вещи, они делают меня другим. Когда я слушаю другую музыку, я становлюсь другой. Когда я надеваю другую одежду...
Раньше я боялась выйти за пределы того, что меня якобы определяло. Искала пределы этого, пыталась их очертить. Я слушала только рок или только электронную музыку. Думала, говорить про себя «христианка» или «мусульманка», «аутист» или «шизотипик», или какие слова подобрать. Пока не поняла, что когда я проявляю себя в служении, я выхожу за пределы того, что считаю собой. За пределы своего «я». Я могу больше, я удивляюсь. Во мне признают что-то другое. Оно при этом не уничтожает то, что я в себе ценю, но центр смещается, если он вообще есть. Но когда я пытаюсь найти этот центр и стать на него (точнее, сесть в него), я проваливаюсь, потому что зыбкая очень эта конструкция, когда мы из нескольких определений пытаемся создать модель своей личности. Ущербная очень, даже если милая. Она не придаёт настоящей уверенности.
Отсюда проистекает представление об истинном и ложном «я». Ложное «я» проявляется в нашем стремлении утвердить себя, увидеть себя в лучшем свете, оно – потребитель. Истинное «я» проявляется в деле. Истинному «я» не нужны имена, хотя оно и использует слова для называния того или другого. Истинное «я» не привязывается к ярлыкам, к понятиям, ибо всё в разном контексте и при разном освещении имеет различные значения. Но это не значит, что истинного «я» нет вообще. Просто в нас есть нечто большее, что нельзя описать, что уходит корнями в божественное. Оно всегда с нами, и оно должно оставаться за спиной, когда мы нацелены вперёд. Мы понемногу будем узнавать его. Себя.
Закончу эту серию постов словами Абдул-Баха:
«Индивидуальность всякого создания основана на божественной мудрости, ибо в творении Бога нет недостатков. Однако в личности нет элемента постоянства. Сие слегка изменчивое качество человека, которое можно повернуть в любом направлении. Ибо если он приобретёт похвальные добродетели, они укрепят индивидуальность человека и проявят его сокрытые силы; но если он приобретёт пороки, красота и простота его индивидуальности будут утеряны и его данные Богом качества будут задушены в зловонной атмосфере себялюбия».
(Бетти лежит у меня на колене в кресле, застеленном курткой.)