пятница, 12 июля 2019 г.

Автор: Лина Экфорд


Двадцать лет назад моя сестра познакомилась со своим будущим мужем. Он был довольно обеспеченным человеком уже в то время. Сначала он свозил ее в Москву, затем — в Египет. Через полгода после Египта они поехали во Францию и Испанию, и с тех пор начали посещать Европу ежегодно. 
Сестра не очень любила путешествовать. Жара. Очереди в аэропортах. Необходимость возиться с багажом. Непривычная обстановка. После такого «отдыха» она только уставала. 
Единственное, о чем она всегда отзывалась хорошо — поведение людей (за исключением некоторых жителей юга Италии). Я слушала истории о том, что европейцы хорошо воспитаны, очень вежливы, не склонны навязываться, лезть не в своё дело, оскорблять без причины, раздражаться без повода. У сестры было и объяснение — они живут хорошо и уже давно, у них спокойная жизнь и нет необходимости срывать злость на окружающих. 
Я слушала и не верила. Люди — это просто люди. Они везде одинаковы. Не может быть, чтобы в Европе были какие-то особенные люди, которые и правда могут не напрягать, не мешать, не оскорблять без повода. Люди разные. Везде. 
А потом я сама оказалась за границей. Мне было шестнадцать. Я прожила месяц на юге Франции, в съемном жилье, вместе с сестрой и родственниками ее мужа. За месяц я ни разу не столкнулась с таким негативом от окружающих, с каким сталкивалась в СПб постоянно. 
Я увидела то, о чем рассказывала сестра, своими глазами, и... не поверила. Ну, мне же могло повезти, да? Разумеется, во Франции лучше всё. Кроме погоды (не люблю жару) и людей. Люди точно не хуже, чем в России. Но они не могут быть лучше, это огромная глупость, оценивать людей по стране происхождения. 
В следующем году мы опять были на Лазурном берегу. Все повторилось - люди казались куда более приятными. Я пыталась отрицать очевидное, потому что это не вписывалось в мои представления о мире - я всегда думала, что Россия, может быть, и отсталая во всем страна, но люди-то... люди везде должны быть одинаковы, по-другому быть не может. 
Как-то раз я пошла в магазин. Кажется, это он на фото из Гугл-карт внизу. Или же это был другой магазин в той же части Монако. Я купила несколько шоколадок. И вот, у меня довольно сильная сенсорная перегрузка, я стою, вывалив эти шоколадки на упаковочный столик, и никак не могу понять, как собрать их в руки. Пытаюсь, но ничего не получается. Не знаю, сколько времени так прошло. Я стояла, загородив этот столик, и никак не могла собрать свои сладости в руки, одновременно с этим пытаясь удержать в голове обратный маршрут, чтобы точно не заблудиться по дороге к отелю. 
И тут случилось чудо. Нет, я серьёзно, примерно так это и воспринималось. Семнадцать лет жизни в России научили меня тому, что в такой ситуации на меня могут накричать. Обматерить. Толкнуть. Назвать наркоманкой. Прогнать. В лучшем случае - начать лезть с бессмысленными расспросами. 
Я боялась людей. 
Я не могла не бояться. 
Но на этот раз все было по-другому. Ко мне подошла пожилая женщина. Она показала, где лежат бесплатные пакетики, помогла мне взять один из них и сложить шоколадки. Я взглянула на неё. Кажется, она улыбалась.
Вероятно, я даже забыла ее поблагодарить. 
Уже в номере отеля я вспомнила слова сестры. Люди здесь живут хорошо, и уже давно. Они ведут себя доброжелательно. У них нет необходимости сливать свою злость на других. 
Я не знала, в этом ли причина, но после этого случая мне пришлось признать, что люди во многих странах Европы ведут себя совсем по-другому. За десять лет я увидела множество подтверждений. Только на западе мой отказ знакомиться понимали с первого раза. Только на западе мне помогали незнакомые люди. Только в России меня без повода оскорбляли на улицах и только в российских магазинах со мной обращались, как с воровкой. 

Ещё год назад я бы сказала, что, хотя у меня уже несколько лет нет ничего похожего на социофобию, у меня остаётся повышенная социальная тревожность. 
За восемь месяцев в Англии я поняла, что это не так. Я спокойно чувствую себя среди людей. Но если я вернусь в Россию, я буду чувствовать себя так же, как год назад, я буду бояться. 
Сколько раз за любые полгода в России меня толкали, оскорбляли, сколько раз требовали проверить «зазвеневшую» в магазине сумку, сколько раз назойливо следили за мной в магазине, как за воровкой, сколько раз уточняли, что вот этот товар стоит ДОРОГО, сколько раз пытались поучать и лезть не в своё дело? Я никогда не смогу сосчитать. В Британии я не сталкивалась ни с чем из вышеперечисленного. Сколько раз в России со мной грубо разговаривали, очень близко, почти вплотную, подходили в общественных местах без необходимости? Каждый день, который я проводила не у себя в квартире? Здесь я столкнулась с грубостью ровно один раз за восемь месяцев. Собеседником был русский мужчина. 

Я приехала из Израиля с криво обкромсанными ножницами волосами, в летней обуви без носков (ноябрь! холод!), в рваных грязных джинсах, с загаром - вот, как на фото ниже, специально не буду высветлять цвет кожи. Я ходила по магазинам, которые находились в торговом центре в Уэйкфилде, десяти минутах ходьбы от общаги для беженцев. Сложно не догадаться, что я оттуда. И никто, никто не пытался убедить меня, что покупки мне не по карману, никто не принимал меня за воровку и не следил. Даже «звенящий» рюкзак не проверяли. 

Я видела, как сотрудники полиции вежливо разговаривали с бездомными людьми. Я видела, как врачи в больнице вежливо успокаивали буйного алкоголика. Так вежливо, как со мной в жизни ни один полицейский и ни один врач в бесплатной клинике в РФ не говорил. 
Я НИ РАЗУ не видела такого в России, НИ РАЗУ за двадцать семь лет. 

При этом вижу в интернете, как множество русских упорно настаивает на том, что в РФ и помогают люди друг другу больше, и общаться с ними легче, и грубости никакой особенной нет. Вот только если продолжать отрицать очевидное - никогда в РФ не станет ни хорошо, ни хотя бы терпимо, никогда. Если говорить, что все и так хорошо, не относиться ко всем людям (да-да, к тем же бездомным и мигрантам, например), как к людям, нарушать чужие границы, все время лезть не в своё дело, оскорблять всех подряд по любому поводу - Россия так и останется отсталой страной, где многим страшно выходить на улицу.

Это не «патриотизм» и не «защита» своей страны - врать, что все замечательно. Это настоящее вредительство.