среда, 1 мая 2019 г.

Рина Гансалес Гальего: «Зачем спорить с левыми и как лучше это делать?»


Ниже сугубо мои наблюдения и рассуждения, но если мысли и формулировки из этого поста кому-нибудь помогут, я буду очень рада.  Для начала разберемся с терминами.  В Израиле "правыми" называют тех, кто хочет еврейское государство в исторических границах Эрец Исраэль, а "левыми" тех кто хочет государство всех граждан в границах признанных международным сообществом.  Экономических и социальных вопросов я здесь касаться не буду.  Итак, я думаю что не сильно ошибусь если скажу что правых беспокоит то, что Израиль становится объектом клеветы и дезинформации и выигрывая в Газе и в небе над Сирией и Ираном, зачастую проигрывает войну за умы и сердца.  Поэтому необходимо помнить, что мы спорим не для того, чтобы переубедить конкретного левого Васю или конкретную левую Машу.  Мы спорим для того, что прочтя полемику с Васей или Машей, человек несведущий и нейтрально относящийся к Израилю получил максимально точную картину.  Чтобы в следующий раз когда этот имярек услышит об оккупации, палестинском народе и геноциде оного, он бы не принимал все это за аксиому.  Итак, мы спорим не с людьми.  Мы спорим с нарративом, а какая говорящая голова его озвучивает — дело 25-ое. 

Самая хорошая новость.  Левый нарратив оставляет желать лучшего в смысле фактической правильности и исторической обоснованности.  Там набор лозунгов, который не выдерживает простейшего отзекраливания и уж тем более проверки историческими фактами.  "Палестинское насилие это сопротивление оккупации" — вы вытаскиваете из руквава примеры такого насилия, когда ни оккупации, ни поселений, ни Израиля еще и в помине не было.  Из этого вытекает то, что браться за это дело нужно будучи подкованным или подкованной по максимуму.  Хотите высказывать мысль что арабы Газы, Иудеи, Самарии и Галилеи не составляют единой и отдельной от прочих арабов этнической группы — лезете в источники по международному праву, цитируете их и применяете.  У вас от зубов должны отлетать повестки арабских национальных конгрессов 1920-ых годов (а было их восемь плюс мусульманский, христианский и женский) и биография шейха Изеддина аль Кассема (да, того самого которого бригады).  Если разбудить вас ночью, то сразу после крият Шма вы в идеале должны сказать какой процент убитых палестинскими террористами составляют гражданские лица и как ООП и Хамас подвергали свои хартии многочисленным редактированиям так чтобы и на елку влезть и задницу не ободрать.  Вы должны уметь в нескольких словах рассказать читателям незнакомым с арабо-израильским конфликтом, как борцы за освобождение Палестины от евреев выбросили в море парализованного Леона Клингхоффера вместе с коляской (и пытались свалить это злодеяние на его вдову), как разбили голову о камни четырехлетней Эйнат Харан, как зарезали в колыбели трехмесячную Хадас Фогель и толпой растерзали Вадима Нуржица и Йоси Авраами.  Левый нарратив похож на сито и в каждую дырку нам есть чем ударить.


Из принципа "воюем с нарративом" вытекает следующее.  Не надо шеймить собеседника за его личные качества.  Это глупо и бесполезно.  Как говорила моя преподаватель по технике судебной презентации, Don't be a "this is outrageous!" lawyer.  Когда такой оппонент называет вас фашистом, расистом, оккупантом и мракобесом, вы же не уползаете в кусты, посыпая голову пеплом.  Во всяком случае я не  уползаю.  Так почему вы думаете, что назвав его предателем, леваком, левым-значит-подлым и предложив уехать в Газу, вы на него повлияете?  Ваша задача — помочь Израилю выиграть информационную войну, а не перевоспитывать каждого левого Васю и каждую левую Машу.  Не распыляйтесь.  

Понятно, что если человек съехал с темы арабо-израильского конфликта и перешел на вашу личность, эти правила не действуют.  Тут можно и дятла включить, и повредничать, а если вам менсплейнят — то и на яйцах станцевать не грех.  Кому интересны методы бесед с виртуальными хамами, в комментах есть памятка имени меня.  


Итак, как говорил Никита Сергеевич — наши цели ясны, задачи определены.  За работу, товарищи!