среда, 9 января 2019 г.

Джесси Кхан: "7 видов микроагрессии, с которыми сталкиваются трансгендерные люди в вопросах, связанных с психиатрией, психотерапией и общей системой здравоохранения"


По материалу: TBINA

(Текст переведен с разрешения проекта The body is not an apology; больше интересных статей на эту и другие подобные темы вы можете найти на их сайте)
Этот текст был впервые опубликован на вебсайте Lighthouse, и переопубликован в TBINAA с разрешения администрации сайта-источника. Lighthouse - это быстро развивающийся новый старт-ап, который призван помочь ЛГБТК-людям найти аффирмативных психотерапевтов и врачей в своей округе.



(Описание изображения: Цветн_ая персона, стоящ_ая на платформе метро. На заднем фоне виден поезд. У персоны с одной стороны головы - черные, длинные волосы, а с другой - выбритый короткий "ежик"; в е_е ухе - серебряная серьга.  На персоне - серо-красная куртка. Источник: pexels.com)
____
Мы спросили у гендерно-неконформных психотерапевт_ок, что должны сделать поставщики услуг в области здравоохранения для того, чтобы стать более компетентными в вопросах трансгендерности и как они должны себя вести, чтобы ненамеренно не причинить вред своим пациент_кам.

Дело в том, что трансгендерные люди сталкиваются с вопиющей трансфобией со стороны системы физического и ментального здравоохранения вне зависимости от того, находятся ли они в отделении неотложной помощи, проходят сеанс психотерапии или проходят обычный регулярный осмотр. И наиболее проблемными зачастую являются многочисленные способы неявной трансфобии - микроагрессии. Хотя микроагрессия - определяемая как косвенные, неявные или непреднамеренные случаи дискриминации по отношению к члену маргинализированной группы - редко бывает вызвана настоящей ненавистью, она способна оказывать значительное негативное влияние на опыт пациент_ки, способствовать снижению стандартов оказываемой помощи, и может служить сдерживающим фактором, из-за которого трансгендерный человек может не обратиться к врачу в следующий раз, когда е_й снова понадобиться помощь.

Согласно американской статистике как минимум одна треть трансгендерных людей в прошедшем году пережила негативный опыт при взаимодействии с системой здравоохранения, который был так или иначе вызван трансфобией. И, что еще более пугающе, около 23% трансгендерных пациентов ответили, что они настолько опасаются некорректного отношения к себе со стороны медперсонала, что стараются как можно реже обращаться к врачам. (В России и других странах бывшего СССР таких случаев должно быть намного больше - примечание переводчика).

Чтобы способствовать решению этой проблемы, мы попросили Джесси Кхан - гендерно-неконформн_ую клиническ_ую социальн_ую работни_цу, психотерапевт_ку и консультант_ку, специализирующ_уюся на работе с трансгендерными и гендерно-неконформными людьми - рассказать нам о самых распространенных видах микроагрессии, с которыми сталкиваются трансгендерные люди в области физического и психического здравоохранения.


1. ПРОСЬБА НАЗЫВАТЬ "НАСТОЯЩЕЕ" ИМЯ И "ПРЕДПОЧИТАЕМОЕ/ВЫБРАННОЕ" МЕСТОИМЕНИЕ.
Имя, которое называет трансгендерный человек, и есть его "настоящее" имя. Если специалистам надо узнать паспортное имя пациента, они должны спросить, записано ли в документах у человека другое имя, или, если это необходимо, были ли у человека в документах когда-либо записаны другие имена. Такие простые вещи, как выбор слов, в корне меняют то, какое отношение к идентичности пациент_ки демонстрирует специалист_ка, поэтому в этих вопросах крайне важно быть внимательнее. Точно так же, специалисты не должны спрашивать о "выбранном" или "предпочитаемом" местоимении - просто спросите у человека, какое местоимение следует использовать по отношению к не_й. Вот и все. Добавляя слова вроде "предпочитаемое" вы тем самым уменьшаете значение выбранного местоимения, выставляете его чем-то вроде спонтанной причуды. Кроме того, англоязычным специалистам и тем, кто практикует в англоязычных странах, важно знать, когда и как использовать гендерно-нейтральные местоимения вроде “they/them/their.”




2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СЛОВ ВРОДЕ "НОРМАЛЬНЫЕ" И "ОБЫЧНЫЕ" В КАЧЕСТВЕ СИНОНИМОВ СЛОВ "ГЕТЕРОСЕКСУАЛЬНЫЕ" (*те, кого привлекают только люди противоположного пола) И/ИЛИ "ЦИСГЕНДЕРНЫЕ" (*те, чья гендерная идентичность совпадает с предписанной при рождении).
Когда специалисты используют слова вроде "нормальные" и "обычные" для обозначения цисгендерных людей, они тем самым, возможно и ненамеренно, показывают, что считают цисгендерных людей лучше трансгендерных, и что трансгендерные люди какие-то ненормальные и неправильные.
Специалисты же в принципе не должны давать никакой оценки сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности пациентов. Все пациенты разные, и кажд_ая из них уникаль_на. Работайте с ними в контексте их собственного опыта.


3. ЯВНОЕ НАВЯЗЧИВОЕ ЛЮБОПЫТСТВО И ВЫСКАЗЫВАНИЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЙ, КАСАЮЩИХСЯ ТЕЛ И СЕКСУАЛЬНОЙ ЖИЗНИ ПАЦИЕНТОВ.
У трансгендерных пациенто_к есть то же право на неприкосновенность частной жизни, что и у любых других пациентов. Навязчиво задавая личные вопросы - особенно те, которые вы бы не стали спрашивать у цисгендерных пациенто_к - вы ведете себя с трансгендерн_ой пациент_кой так, будто он_а не ваш пациент, а неведомая диковинка, и, конечно же, тем самым демонстрируете явное неуважение и давите на человека.
Если такие вопросы не имеют никакого отношения к медицинской проблеме, по которой обратил_ась к вам пациент_ка, некорректно спрашивать е_е о гендерной идентичности, проведенных операциях, сексуальной ориентации и сексуальной жизни. Важно постоянно напоминать себе, есть в задаваемых вами вопросах какой-то практический смысл или нет.


4. ВНИМАНИЕ К ВОПРОСАМ ГЕНДЕРА И СЕКСУАЛЬНОСТИ, КОТОРЫЕ НИКАК НЕ СВЯЗАНЫ С ЛЕЧЕНИЕМ.
Аналогичная ситуация. Если к вам вдруг приш_ла трансгендерная персона, котор_ая жалуется на грипп, разговор не должен съезжать на тему гениталий и телесных модификаций. Прежде всего, специалисты должны обращать внимание на медицинские проблемы, с которыми к ним пришел клиент, и не позволять по отношению к трансгендерным пациент_кам такое поведение, которое они посчитали бы неприемлемым по отношению к цисгендерным людям. То же самое касается вопросов психического здоровья - если пациент_ка приходит к вам с вопросом, который не связан с е_е гендерной идентичностью, не надо начинать ее обсуждать. Трансгендерным людям нужны психотерапевт_ки, которые не проявляют лишнего внимания к их гендерной идентичности, и тем более - не начинают ее патологизировать.


5. ВЫРАЖЕНИЕ ЦИС-НОРМАТИВНЫХ ПРЕДПОЛОЖЕНИЙ В ВОПРОСАХ ТРАНСГЕНДЕРНОГО ПЕРЕХОДА.
Гендер небинарен. То есть, человечество не делится на "мужскую" и "женскую" часть. И специалист_ки должны следить за тем, чтобы не запихивать своих пациенто_к в рамки бинарности, тем более что иногда они делают это и ненамеренно. Разные люди совершают переход по разным причинам. Вместо того, чтобы формировать свои представления о конкретном трансгендерном человеке на основании социальных норм и на опыте других трансгендерных пациенто_к, специалист_ки должны дать людям самим объяснить цели своего перехода. Это довольно просто - спросите: "Вы собираетесь совершать переход? Если да, то в какой именно форме?" Важно не забывать, что переход включает в себя не только медицинскую процедуру, и что переход может вообще быть не связан с медицинским вмешательством.


6. ВЫСКАЗЫВАНИЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЙ О ТРАНСГЕНДЕРНОМ ОПЫТЕ.
История каждого трансгендерного человека, е_е путь к пониманию себя, способы самовыражения и самоощущения уникальны. Специалист_ки должны дать пациент_ке возможность рассказать собственную историю, а не полагаться на самые распространенные или удобные для специалистов истории о трансгендерном опыте. Например, вместо того, чтобы спрашивать трансгендерных пациенто_к, всегда ли они знали о том, что они трансгендерны, задайте им открытые вопросы о том, как они осознали свою гендерную идентичность, или когда они впервые озвучили свое ощущения, касающиеся гендера, или когда они впервые задумались о переходе. Предположение о том, что все трансгендерные люди "родились в неправильном теле" основано на весьма распространенном нарративе, который, в свою очередь, опирается на бинарность мышления. Но такой подход исключает различные другие варианты того, как трансгендерный человек может ощущать свое тело, и не учитывает переменчивости/флюидности гендерного ощущения и выражения у некоторых трансгендерных людей.


7. ВЫСКАЗЫВАНИЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЙ О СЕКСУАЛЬНОЙ ИЛИ РОМАНТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ПАЦИЕНТА.
Гендерная идентичность и сексуальная ориентация - это две разные вещи, поэтому специалистам никогда не стоит высказывать догадки о том, какая у их пациенто_к сексуальная ориентация. Вместо того, чтобы спрашивать о "парне" или "девушке" пациент_ки, специалист_кам лучше использовать гендерно-нейтральные слова вроде "партнер".


ПОИСК АДЕКВАТНОЙ ПОМОЩИ.
Даже самые доброжелательные и образованные медицинские специалист_ки иногда становятся виновниками микроагрессии. Для того, чтобы быть достаточно компетентными в этих вопросах, надо осознанно и постоянно обдумывать цис- и гетеро- нормативные культурные нормы, в том числе те, которые оказывают влияние на наш язык. Специалист_ки должны регулярно устраивать проверку себе и друг другу, чтобы убедиться, насколько они прислушиваются к трансгендерным пациент_кам,  и насколько качественную помощь они им оказывают. Кроме того, медицинский персонал и мед. организации должны проходить специальные тренинги и обучающие программы с организациями вроде англоязычной The Gender and Sexuality Therapy Collective, и консультироваться с активист_ками этих организаций. (В России подобной организацией, работающей с врачами, является - Т*- действие. Ссылка на их сайт - примечание переводчика.)

_____
 Lighthouse оказывает помощь ЛГБТК-пациент_кам по вопросам связи со специалист_ками, информированными в ЛГБТК-вопросах. Потому что, когда речь заходит о чем-то настолько жизненно важном, как физическое или психическое здоровье, никто не должен чувствовать себя неправильно понятым и отвергнутым.