вторник, 25 сентября 2018 г.

Айман Экфорд: «Мое мнение о цензуре»

Газетный лист


Я хочу рассказать вам три истории.

Первая произошла, когда я жила в Донецке. В самом начале Гражданской войны у нас вдруг запретили российские телеканалы. Говорили, что запретили ради того, чтобы защитить население от пропаганды в российских новостных программах. Вроде бы, невелика потеря - почти никто из представителей моего поколения эти новости и не смотрел. Но стоило их запретить, как их стали смотреть все - смотреть в интернете. Появилась повальная мода на российские новости среди представителей самых разных слоёв населения, в том числе тех, кто до этого был аполитичен. Ведь запрещено - значит, интересно! Запретный плод сладок. И именно благодаря этому запрету некоторые мои знакомые стали про-российскими фанатиками.

Вторая история произошла тогда, когда по интернету прокатился слух, что украинские власти хотят запретить фильм «17 мгновений весны». Как вы уже наверное догадались, именно тогда этот фильм стали смотреть те, кто до этого знал о его существовании только благодаря анекдотам про Штирлица.

А третья история касается «Майн Камф» Гителара. Точнее того факта, что почти все мои знакомые, которые читали Майн Кампф, читали его исключительно из-за того, что он запрещён.
И именно это одна из моих главных претензий к цензуре. Проблема цензуры не только в том, что любое ограничение свободы слова шаг за шагом приближает нас к диктатуре и отсутствию свободы как таковой, а ещё и в том, что цензура - лучшая реклама того, против чего она направлена.

Вспомните своё детство - разве вы или ваши знакомые никогда не старались посмотреть фильм, который вам запретили взрослые просто потому, что он запрещён?
Вспомните советское прошлое - разве вы никогда не слышали рассказы о том, как советские люди старались «достать» пластинки с зарубежной музыкой, запрещённые книги или даже запрещенные «буржуазные» джинсы?
Запрещено - значит интересно.
Запрещено - значит важно.
Запрещено - значит, надо проверить почему.
Это логика большинства людей. И именно поэтому я никогда не поддержу феминисток, призывающих запретить сексистскую литературу, и борцов с терроризмом, блокирующих видео ИГИЛ (даже самые жестокие, гомофобные, сексистские и антисемитские видео).

Конечно, это не означает, что любой человек может абсолютно где угодно высказывать и публиковать призывы к насилию и речи ненависти. Во-первых, я сейчас говорю о государственной цензуре. Частные СМИ, блоггеры и создатели групп в социальных сетях могут вводить у себя какие-угодно ограничения. Во-вторых, речи ненависти могут нанести реальный вред людям, устроить настоящую панику и стать причиной насилия.
Свобода слова и свобода оскорблений - разные вещи.
Точно так же как свобода слова не означает свобода шарлатанства и ксенофобии.
Как разграничить эти понятия и что делать с опасными высказываниями чтобы снизить их влияние?

Я думаю, надо обращать внимание не на то, ЧТО говорят люди, а на то, КАК и ГДЕ они это говорят.

Например:
1)      Если кто-то хочет издать откровенно мизогинную книгу, пропагандирующую изнасилования в семейных отношениях, пожалуйста - вот только этого человека должны обязать за свои деньги оплатить работу психологов и юристов, которые разъяснят все последствия - для отношений и для свободы – которые ждут тех, кто решит следовать советам из этой прекрасной «литературы». Так и количество подобной «литературы» резко поубавится, и сторонники сохранения мужских привилегий не будут орать на каждом шагу о «цензуре матриархата». А главное, никто не будет читать эту дрянь только потому, что она запрещена.

2)      Группа «мирных сторонников» ИГИЛ решила устроить кинопоказ про то, как «дивно» террористы рубят головы во имя «создания обещанного Богом Халифата»? Радуйтесь, что они об этом оповестили весь интернет! Потому что теперь вы будете знать, кто у вас в городе громче всех защищает ИГИЛ, и сможете использовать эту информацию если по странному стечению обстоятельств вдруг машина с прогрессивными мусульманами-критиками терроризма будет подбита грузовиком, задавит правительственного осведомителя из Сирии, загордится рядом с синагогой а на дорогу рядом упадет ИГИЛовский флаг. Если вы работаете в министерстве внутренних дел, у вас теперь есть возможность узнать, о чем говорят террористы, даже не нарушая тайну переписки. Конечно, среди пришедших на показ будут и журналисты, и писатели, и востоковеды и ещё уйма людей, которые просто изучают современный исламский фундаментализм, но и «мирных» защитников террористов там, вероятно, будет немало. И лучше если эти «мирные» фанаты террористов будут действительно мирно и законно смотреть свои видео в закрытом охраняемом помещении, чем если они будут использовать методы по сверх-конспирации для просмотра этих видео, гордясь тем что они нарушают закон  - потому что эта гордость за нарушение закона может их «затянуть» и спровоцировать более серьезные нарушения.
Да, и не забудьте воспользоваться случаем
, и обяжите ещё этих «поклонников ИГИЛ» написать и рассказать всем участникам, чем грозит реальная поддержка терроризма.


3)      У вас в городе планируется конференция отрицателей Холокоста, сжигателей Библии или Покорных Слуг Зеленой Лапки Божественного Кота, которые предлагают лечить всех геев подорожником и ударами тока? Здорово, что они собираются за свой счёт и в закрытом пространстве, где они не могут никого триггернуть!
 Проследите, чтобы они не пропагандировали свои антинаучные/фанатичные идеи на улице, остальное - уже не ваше дело. Разве что
, стоит проследить еще и за тем, чтобы отрицатели Холокоста не вписали свои идеи в учебные программы, сжигатели Библий не устраивали драк с христианами и не грабили храмы, а все Уверовавшие в Божественного Кота, попытавшиеся нападать на геев и бить их током где бы то ни было, были наказаны за преступление ненависти, и чтобы при этом никакой Кот (и любое другое божество) не служил бы им оправданием.


По-моему, любое государство, которые полностью ограничивает свободу слова по какому-либо вопросу из-за страха перед возможными преступлениями, признает себя слабым и неспособным справиться с этим преступлением. Разговоры о запретах – это всегда разговор о границах допустимого, и границах контроля. То, как вы выставляете границы, показывает, насколько вы контролируете ситуацию. И если вы вводите неразумные ограничения, рекламирующие ваших оппонентов, вы тем самым гарантированно объявляете всему миру о собственной слабости. Что, как я думаю, не входит в ваши планы.