вторник, 17 июля 2018 г.

Айман Экфорд: "О политике идентичности"


Некоторые либертарианцы любят ругать политику идентичности (identity politics) за то, что она уделяет слишком мало внимания личности. Они считают ее чуть ли не главной угрозой индивидуализму.
На самом деле это не совсем так.
В России не принято обращать внимание на маргинализированные идентичности. У нас полно «русских» людей с фамилиями Катц и Рабинович (и это не тот случай, когда речь идет о людях с культурной идентичностью, отличной от приписанной в детстве), аутичных людей, которые не знают о своем диагнозе, геев, которые не знают, что такое ЛГБТ... думаете, это приводит к индивидуализму? Нет, это приводит к мимикрии, к уравниловке, к сокрытию своих отличий, к непониманию сути этих отличий со стороны общества — и к усилению стереотипов. И, конечно, это усиливает дискриминацию по отношению к представителям меньшинств, и делает их беспомощными, потому что им становится сложнее бороться за свои права. Это приводит к еще большему коллективизму - в его худшей форме. К тому самому коллективизму, в котором личности воспринимаются как часть единого целого, как винтики внутри огромного механизма.

При этом общества, которые уделяют большое внимание идентичностям меньшинств, являются крайне индивидуалистическими. В каком-то смысле зарождение индивидуализма породило движения за права меньшинств — потому что только в обществах, где важны отдельные личности, где их не рассматривают в качестве потенциальных жертв ради блага большинства, те, чье поведение, культура и другие особенности отличаются от «нормы» считаются достаточно важными, чтобы обращать на них внимание.
В коллективистских обществах, в обществах без «политики идентичности» представители меньшинств воспринимаются как необходимая жертва, которую должно принести общество.
Поэтому «западная» политика идентичности не угроза для зарождения российского индивидуализма. Возможно, она и есть путь к зарождению российского индивидуализма, потому что:
а) она обращает внимание на важность жизни «ненормальных» людей;
и
б) она оспаривает стереотипы о дискриминируемых группах (которые основаны на коллективистском мышлении).

Проблема политики идентичности состоит в том, что иногда она заменяет одни стереотипы другими. И иногда она ставит принадлежность к группе выше личных особенностей человека.
Поэтому политика идентичности явно неуниверсальный инструмент. Но универсальных инструментов не существует.
Но пока вы все же обращаете внимание на что-то помимо личности, пока вы делите людей на мужчин, женщин и небинарных, на чернокожих, азиатов и белых, на инвалидов и неинвалидов, на детей и взрослых, на толстых и худых - политика идентичности обоснована.
Если вы хотите преодолеть ее, то, прежде всего, откажитесь от стереотипов в своей голове. Убедитесь, что вы абсолютно одинаково воспринимаете всех людей вне зависимости от их пола, возраста, социального положения, национальности, цвета кожи и т. п.
Что вы не делите работу на мужскую и женскую.
Что вы одинаково серьезно воспринимаете то, что говорит вам двухлетний ребенок и сорокалетний взрослый, если они говорят похожие вещи.
Потому что пока большинство людей в нашем мире обращает внимание на такие различия, политика идентичности в определенной форме необходима. Но чем больше людей ДЕЙСТВИТЕЛЬНО будет видеть только личности, тем быстрее политика идентичности потеряет смысл. И вы можете приблизить это будущее, при этом не забывая признавать важность политики идентичности в современном обществе, говоря о ней как о чем-то нужном сейчас, что должно быть преодолено потом.