воскресенье, 3 июня 2018 г.

Дженнифер Гроссман: "Не #MeToo, а #MeFirst"


(На фото — парень обнимает девушку за плечи. Девушка недовольно отворачивается)

О проблеме домогательств с позиции философии объективизма Айн Рэнд. Внимание! Советы из этой статьи могут быть не универсальны, особенно для людей с ментальными диагнозами. Предупреждение: Трансфобия. Взгляды автора на трансгендерность не совпадают с позицией автора.

Источник: The Atlas Society

За что вы бы хотели, чтобы вас запомнили — за домогательства или за налоговую политику? Изменение налогового законодательства в сторону снижения налогов часто считают очень неудачной частью президентства Джорджа Буша, но сейчас даже у этого решения есть конкуренция в области самого непопулярного, потому что 93-х летний бывший президент, передвигающийся на инвалидной коляске, вынужден парировать обвинение в том, что он домогался женщин во время фотосессии, недопустимым образом к ним прикасаясь.

Как исследователь, а затем и спичрайтер, работающий на Джорджа Буша, я не помню, чтобы президент или работающие на него мужчины совершали какие-то неприятные действия по отношению ко мне. Белый Дом при 41-м президенте США Джордже Герберте Уокере Буше был удивительным образом наполнен достоинством и крайне джентльменским поведением.

Я помню, как глава офиса однажды отправила меня домой переодеваться из-за того, что у меня была очень короткая юбка. Она была права. Потому что у администрации была политика, в значительной степени удерживающая ее от любого крупного секс-скандала. И она поддерживалась за счет подобных правил приличия.

Но за пределами этой гавани сдержанности мне часто приходилось отбиваться от домогательств — в Гарварде, в Государственном Департаменте, в инвестиционных компаниях, в исследовательских центрах, на предприятиях пищевой индустрии, так что нет ничего удивительного в том, что за последние несколько недель всплыло так много скандалов о сексуальных домогательствах.

Разразившаяся в социальных сетях кампания
#MeToo осветила масштаб проблемы. Но она не проливает свет на решения.

Вот решения, которые были предложены:

Нам предлагают развивать в мальчиках гендерную неконформность. Поощрять их, когда они играют с куклами, а не с пистолетами, давать некоторым неконформным детям гормоны, и бороться с самой идеей двух гендеров, заменяя ее на множество различных гендерных вариацией.

Но эпидемия сексуальных домогательств все равно продолжается.

Мы можем заниматься просвещением для профилактики сексуальных домогательств — заставляя сотрудников сидеть каждый год по несколько часов, снова и снова смотреть одно и то же скучное видео, что мне и приходилось делать, когда я была старшим вице-президентом в Dole Food Company.

Но это уже было сделано.

Или мы можем положиться на судебные процессы. Возможно, законодатели смогут сделать так, чтобы жертвам было проще подавать в суд на тех, кто их домогался — и, возможно, им будут выплачивать большую компенсацию. Можно предположить, что это приведет к тому, что те, кто домогаются, дважды подумают, прежде чем нарушать чужие границы. Но в этом отношении публичный позор, осуждение и полный карьерный крах после раскрытия случаев домогательств за последние недели должны были сделать больше чем все низкопробные судебные разбирательства.

Но надеюсь, что это хоть как-то поможет. Но все равно для жертв домогательств судебный процесс всегда является крайним вариантом - ведь даже если он закончится благополучно, он может наложить тень на карьеру обвинителя, потому что будущий работодатель будет считать его потенциальным источником скандалов.

Сексуальные домогательства — сложная проблема, и все попытки ее решить пока не увенчались успехом. Поэтому настало время для радикально нового подхода.

Вместо главного принципа #MeToo — то есть поиска утешения и солидарности среди других жертв — я предлагаю принцип #MeFirst. Я считаю, что это гораздо более
мощный источник для сдерживания, предотвращения, и, когда это необходимо, борьбы с сексуальным домогательством в профессиональной среде.

Мой подход #MeFirst основан на впечатлениях от прочтения Айн Рэнд — и на моем собственном опыте домогательств на работе.

- Айн Рэнд? И вопросы сексуальных домогательств? - может спросить кто-то из вас. - Вы хоть понимаете, что говорите?

Учитывая самую известную сексуальную сцену из ее книг — ту, где Рорк «насилует» Доминик в Источнике — а также собственные проблемы Ренд с личностными границами на работе, заявления, что объективизм может помочь в борьбе с сексуальными домогательствами, могут показаться наглыми.

Тем не менее стоит обратить внимание и на других литературных героинь Рэнд, героинь вроде Киры Аргуновой и Дагни Таггерт — независимых женщин со стальной волей, такой же крепкой, как балки, которые они имели смелость строить.

Кроме того, из пяти направлений философии объективизма Айн Рэнд самой революционной была ее этика, которая утверждала моральное превосходство личного интереса над альтруизмом.

Итак, как мог бы работать способ борьбы с домогательствами, основанный на внимании к личным интересам - #MeFirst?

Этот способ будет основан на сосредоточенности на себе, на том, что мы как отдельные лица можем делать для того, чтобы предотвращать домогательства, переживать домогательства и избегать домогательств.

Этот способ также связан с переосмыслением отношений — всех отношений, но особенно — рабочих отношений, которые также включают в себя отношения учитель/ученик. И это переосмысление должно быть основано на принципах торговли.

Речь идет о взаимовыгодной и добровольной сделке, об обмене ценностями, обмене, который должен производиться с честной и рациональной позиции.

Сексуальные домогательства почти всегда, так или иначе, связаны с извращенными представлениями об обмене ценностями. Вы можете быть наняты на работу не за то, за что должны были бы быть наняты. Как недавно сказал мне мой стилист: «когда босс взял меня на работу, он сделал это только из-за моих волос».

В каком-то смысле, ее работодатель изменил правила сделки.

Итак, когда вы заключаете сделку, вы предлагаете свои ресурсы, а человек предлагает вам в замен свои.

Сексуальные домогательства почти всегда основаны на том, что одна сторона пытается доказать другой, что той нечего ей на самом деле предложить взамен.

«От меня зависят ваши оценки. От меня зависят ваши доходы. От меня зависят ваш карьерный рост. А что есть у вас? У вас ничего нет».

И когда вы молоды, вы можете думать что кто-то, кто намного старше вас или кто-то, у кого намного больше власти или кто-то, у кого намного больше опыта, на самом деле прав; у вас больше шансов поверить этому человеку.

Но, почти всегда эти заявления ложны.

Это впечатление обманчиво, и основано на обмане.

Более влиятельные люди стараются заставить вас думать, что у вас меньше сил, чем есть на самом деле, что у вас меньше выбора и ресурсов, чем есть на самом деле.

Есть только два способа борьбы с этой искаженной формой сделки. Самый лучший вариант — переосмыслить происходящее, узнать о том, чего вы не знаете, самим завести новых друзей, и создать репутацию целостной и уверенной личности, репутацию мужчины или женщины, с которым выгодно вести дела.

И иногда это можно сделать за относительно короткий период времени. Но пока вы это делаете, придумайте свой собственный трюк в ответ на трюк тех, кто пытается вами воспользоваться.

Мысленно создайте образ себя как образ кого-то с огромными возможностями, компетенцией и огромной смелостью.

Во-вторых, важно отметить, что такой подход действовал бы не только на жертв, а и на агрессоров. Как мы можем растить своих сыновей и дочерей, чтобы они не стали тем типом людей, который использует свою власть для того, чтобы мешать другим?

Ответ снова кроется в эгоизме, в самом строгом смысле этого слова. В эгоизме, который связан с извлечением ценности из того, как вы видите себя, в противоположность альтруизму, который основан на концентрации на других людях.

Лучше всего это объяснил персонаж романа «Атлант расправил плечи» Франсиско Д'Анкония:

«Сексуальный выбор человека - результат и сумма его базовых убеждений. Скажите мне, что человек считает сексуально привлекательным, и я раскрою вам всю его жизненную философию. Покажите мне женщину, с которой он спит, и я расскажу вам о его самооценке».

Когда мы смотрим на тех, кто домогается, с этой перспективы, перед нами предстает довольно жалкая картина.

И это в равной степени относится и к мужчинам, и к женщинам, которые злоупотребляют своим положением, пытаясь получить чужое внимание незаслуженно — пытаясь получить что-то просто так, обманывая реальность и используя тех, перед кем они должны чувствовать ответственность.

Один молодой спортсмен, боди-билдер и объективист рассказывал историю о том, как преподавательницы из Аризонского университета уговаривали его прийти к ним после уроков, чтобы «побольше позаниматься» и приглашали его пообедать.
- При этом они постоянно лезли меня обнимать, - рассказывает Хикмат Алли. - Я понимал, что происходит, понимал что они ищут какой-то взаимности.

Я хотела узнать, злился ли он на них, потому что меня саму эта история разозлила.

- Нет, они просто казались мне жалкими.

Подобное отношение стоит культивировать, потому что многие люди, которых часто домогаются, начинают жалеть себя, а не считают жалкими тех, кто их домогается.

Эти эмоции можно объяснить. Но поставив себя на первое место, веря в собственную силу и прилагая все усилия для создания возможностей, которые обеспечивают больше карьерного выбора и свободы действий, женщины и мужчины заметят, что домогательства становятся менее серьезной проблемой — а их собственная креативность и уверенность в себе подарят им огромные возможности.


______
На русский язык переведено специально для проекта Пересечения.