четверг, 8 марта 2018 г.

Айман Экфорд: «Об общем женском опыте»

Символ феминистского движения — сжатый кулак (символ борьбы и сопротивления), заключённый в зеркало Венеры (символ женщины). Лиловый цвет фона — традиционный цвет феминизма. Источник: Википедия

8 марта в феминистских кругах, вероятно, снова разгорятся разговоры о том, насколько все женщины похожи. И опять окажется, что не все феминистки могут друг друга понять.

Феминистки любят спорить о том, есть ли такое явление, как «общий женский опыт».

Мне этот вопрос кажется настолько простым, что мне странно о нем писать. И все же...

1) У женщин есть общие черты, общие особенности опыта, которые чаще свойственны им, чем другим людям. Некоторые из этих особенностей опыта отсутствуют у определенных женщин, другие — чаще встречаются в одних культурах, чем в других. И все таки они есть.
И на основании этого общего опыта формируются повестки феминистского движения. Каждая из этих повесток не будет актуальна для 100% женщин — а некоторые из них будут также актуальны для небинарных людей и (или) мужчин.
Но все же эти повести в среднее более актуальны для женщин, чем для кого-либо еще.

Кроме того, общие черты женского опыта помогают женщинам лучше понимать друг друга и солидаризироваться. То есть, они создают основу для женского движения.

2) Нет ни одной феминистской повестки, которая была бы одинаково актуальна для всех женщин мира.

Кроме того, опыт всех женщин будет отличаться. Даже опыт дискриминации по гендерному признаку. Даже их опыт борьбы с мизогинией.
Мой опыт отличается от опыта Хиллари Клинтон или Беназир Бхутто. Это просто факт. И если бы мы втроем формировали повестку для феминистского движения, эта «средняя повестка» была бы для меня не очень-то актуальна (хотя бы потому, что в отличие от этих женщин я не представитель эстеблишмента, не мать, не жена, не гетеросексуалка, не нейротипик, и не политический деятель).

Так что эта была бы повестка, основанная на принципе: «средняя температура по больнице», от которой никому не было бы пользы.

То есть, единого «общего женского опыта» нет, и быть не может. Очень странно было бы это не понимать. Очень странно игнорировать тот факт, что мы живем в мире, в котором на опыт человека влияет не только его пол и гендер.

Но некоторым феминисткам — особенно «радикальным феминисткам» - удается об этом «забыть». Поэтому повестки «мейнстримного» феминистического движения мне не более актуальны, чем эта воображаемая фем-программа, основанная на моем опыте, опыте Клинтон и опыте Бхутто.

«Мейнстримный» феминизм создавался для нейротипичных, гендерно-конформных женщин без ментальных расстройств, которые принадлежат к доминирующей культуре той страны, в которой существует этот феминизм, и либо разделяют доминирующую религию, либо не верят в Бога. Я к этой категории не отношусь. И я не могу отделить свой женский опыт от своего аутичного опыта, или от своего опыта американки, которая воспитывалась в русской семье.

Так что мне либо нужен феминизм, который признает, что все люди разные, что опыт людей из разных социальных групп отличается, и что дискриминация может существовать не только по гендерому признаку.... либо феминизм не сможет мне помочь.


***
Итак, единого женского опыта нет. Поэтому о нем говорить бесполезно.

«Единый опыт» и «общие черты, свойственные большинству представителей какой-либо социальной группы» — это разные вещи. Да, представителей угнетенной группы объединяют общие черты и общие проблемы, но это не делает их одинаковыми. И это не делает их опыт одинаковым.

Поэтому нет единой фем-повестки, которая одинаково была бы актуальна для всех женщин на Земле.

Нет единого «феминизма», который мог бы делать все, учитывать все особенности и отличия и помогать всем женщинам. Это — фантастическая идея, которую бессмысленно обсуждать всерьез.

Точно так же, как бесполезно бороться с тем, что феминистское движение будет делиться на части — будет феминистское движение для мусульманок, феминистские инициативы женщин-инвалидок, феминистские группы для жертв домашнего насилия, феминистские группы, которые будут защищать права трансгендерных женщин, молодежные феминистские движения, которые будут отстаивать интересы несовершеннолетних и молодых девушек... и многие, многие другие группы.

Феминистские группы будут делиться не только из-за того, что они, прежде всего, учитывают интересы разных социальных групп, они будут делиться по территориальному признаку, по роду и направлению деятельности...

Это деление всегда было, есть и будет.

И задача феминизма не в том, чтобы постоянно «усреднять» опыт, игнорировать отличия и выбрасывать из феминизма всех, кто не соответствует этой «средней» картинке, а в том, чтобы объединяться в случае общей угрозы (например, чтобы феминистки из одной страны могли объединиться против принятия сексисткого закона), а в остальное время работать в своих группах, в своих сообществах или самостоятельно, борясь против сексистских стереотипов и угнетения.


P.S. То же самое касается любого другого движения: рабочего движения, ЛГБТ-движения, движения за освобождение молодежи, движения за нейроразнообразие, движения за права чернокожих и т. п. И т. д. Все эти движения отстаивают интересы дискриминируемых групп, у которых нет единого опыта. Но подавляющее большинство представителей этих групп сталкивается с похожим угнетением, и с похожими проблемами, требующими решения.