вторник, 8 августа 2017 г.

Обращение толстой подруги: я хочу, чтобы вы не забывали об этом в разговорах о теле

Изображение на бледно-розовом фоне: палец указывает на толстую женщину. Фигуры окрашены малиновым цветом
(Внимание: Личный опыт и восприятие автора может не совпадать с опытом и восприятием других толстых людей. Текст может быть сложен для восприятия некоторых людей с алекситимией)

Переведено специально для сайта и паблика Пересечения. Время чтения: 4 мин.

Источник: Medium

Я хочу, чтобы вы меня внимательно выслушали. И мне надо, что вы поверили моему рассказу.

Я хочу, чтобы вы произнесли слово «толстая». Чтобы вы именно так меня называли. Потому что я действительно толстая. 26-й размер достаточно большой для того, чтобы в некоторых магазинах для толстух не было одежды моего размера, для того, чтобы некоторые врачи отказывались со мной работать, для того, чтобы я боялась поездок в аэропорт, ведь оттуда меня могут выставить из-за моего веса, даже не посмотрев на билеты, или внезапно потребовать, чтобы я купила второй билет, и мне придется объяснять семье, друзьям и коллегам, почему я не смогла прилететь. Все разговоры о теле — вне зависимости от того, происходят они в СМИ или среди друзей — сводятся к тому, как избежать жуткой полноты, чтобы не выглядеть как я. Мне нужно, чтобы вы поняли, насколько это больно, и осознали, что я сталкиваюсь с этим постоянно.

Я знаю, что об этом тяжело говорить. Но говоря о полноте, я не говорю о чувствах, о самоощущении, о вопросах изображения тела и внутренней силе. Я говорю о том, как отдельные личности и социальные системы относятся ко мне и к тем людям, которые внешне похожи на меня. Я хочу, чтобы вы поняли, что мой опыт отличается от вашего, потому что я толстая.
Я хочу, чтобы вы подумали о своей аудитории. Когда вы говорите о том, что ненавидите свое тело из-за того, что оно слишком толстое, или что вы боитесь растолстеть, или когда вы говорите что не можете съесть ланч или десерт из-за страха потерять фигуру, или когда вы в преддверии Нового Года объявляете, что хотите похудеть на 5, 10, или 25 фунтов, вы говорите о том, что не хотите, чтобы ваше тело было похоже на мое. Я понимаю реальность, обоснованность и важность ваших чувств. Но при этом вам не стоит рассказывать о подобных вещах своим толстым знакомым.

Я знаю, что все мы* подвержены влиянию общественного мнения, которое стыдит нас из-за наших тел, и что у всех есть обоснованные, глубокие, важные и сложные чувства по отношению к собственному телу. Но я не хочу, чтобы вы увековечивали эти стереотипы, в том числе говоря о личном опыте. Я не хочу предисловий и оговорок. Я хочу сказать, что я воспринимаю подобные комментарии как нечто личное, потому что для меня это и есть личное.

Я хочу, чтобы вы знали, что мне очень сложно заботиться о чувствах всех окружающих меня людей, когда я говорю о том, что значит быть толстой, и что мне приходится участвовать в таких разговорах каждую неделю, иногда каждый день, и, что многим людям нужно много внимания и заботы просто для того, чтобы они могли услышать и воспринять то, что я хочу сказать. Иногда я устаю, злюсь и прихожу в отчаяние из-за той эмоциональной работы, которую мне приходится проделать прежде, чем люди поймут, кто я, как я предпочитаю себя называть и чего я хочу.

Я хочу, чтобы вы знали, что когда вы пренебрежительно говорите о своем теле, а потом говорите: «нет, нет, это не про тебя, ты прекрасна!», я не могу поверить такому комплименту. Если вы не одобряете свою полноту и унижаете свое тело, а потом делаете мне подобные комплименты, я понимаю, что вы только что критиковали нас обоих. Если вы рассказываете мне, как «отвратительно» ваше тело из-за того, что оно толстое, я понимаю, что вы точно так же думаете и о моем теле. Я понимаю, что вы говорили это о себе. Но я хочу, чтобы вы знали, что я воспринимаю это так, словно вы говорите и обо мне.

Я хочу, чтобы вы на мгновение отпустили то, что мне никогда не удавалось удержать. Чтобы почувствовали, насколько оно хрупко, если вы ослабите хватку, и как легко это сломать. Я хочу, чтобы вы достаточно сильно заботились обо мне, чтобы почувствовать себя не в безопасности. Я хочу, чтобы вы поняли, из чего состоит моя повседневная жизнь.

Я хочу, чтобы вы попытались полюбить свое пышное тело. Пусть оно растет, становится диким и неприрученным, как сад, который вы любили в детстве. Любите его просто за то, что оно вас согревает, помогает вам двигаться и защищает вас. Его задача — заботится о вас. Я хочу, чтобы вы попытались полюбить его, если вы хотите полюбить меня.

Я хочу, чтобы вы не забывали о том, чему научил вас феминизм: неэффективно и неправильно обвинять людей в том, что они подвергаются насилию. Нам стоит поставить под сомнение социальные послания и системы власти, которые утверждают нам, какими должны, а какими не должны быть наши тела. Это происходит не впервые: раньше эти социальные институты использовали по отношению к женщинам, которые отказывались подчиняться, термины вроде «истеричка».

Я хочу, чтобы вы не забывали о том, чему вас научило понимание экономической справедливости: нельзя оправдывать работающую против нас систему индивидуальными ошибками рабочих. Мы не можем винить «ошибки трудовой этики» в притеснении бедных людей, точно так же, как мы не должны винить «слабую волю» и «низкую самооценку» в притеснении толстых.

Я хочу, чтобы слушая о моем опыте, вы не забывали о ценности социальной справедливости.
Я хочу, чтобы вы не сводили мой опыт к уязвленным чувствам и общению с хамами. Я хочу, чтобы вы понимали, что даже те, кто имеют самые лучшие намерения, могут причинять вред. Мне нужно меньше сочувствия и больше солидарности. Меньше жалости, и больше злости. Меньше соболезнований и больше действий. Я хочу, чтобы вы перестали меня утешать.

Мне нужны союзничество.

Когда вы спрашиваете меня, что мне нужно, я могу вам это объяснить.

____
*На самом деле есть люди, на которых мало влияет доминирующее представление общества о норме и красоте, но они составляют меньшинство.